9 августа 2010 г.

Красносёловка — село, в котором крымчане не живут

Кто такой крымчанин? Ни в одном словаре не найти определения, разве что безликое — житель Крыма. По-моему, это более углублённое понятие. Чтобы быть крымчанином, надо родиться на крымской земле, впитав её лирическую суть и силы ещё в утробе матери. Надо вырасти в её летней жаре и на зимних ветрах, пропитаться её духом и историей. Чтобы потом, где бы ни жил, всё время интересоваться, что происходит на родине, прижимая невольно руку к сердцу... Но лучше всего всё время жить в Крыму, сознавая, что за Перекопом земли нет.

Село Красноселовка в Крыму

Если исходить из этого посыла, то в селе Красносёловка, что в Белогорском районе, крымчане не живут, их в нём нет. Да и не село это, а скорее всего — дачный посёлок.

Ни почты, ни магазина, ни автобусного сообщения. Только линия электропроводов связывает Красносёловку с благами цивилизации, но в снежные метельные дни и эта связь очень ненадёжна... Все дома в эту пору внезапно гаснут и длительное время пребывают в темноте и в зимнем горном безмолвии. Редкая цепочка следов по заснеженной улочке выдаёт, что людей в зимней Красносёловке раз-два и обчёлся. Потому энергетики особо по поводу отключения от электросетей дальнего горного селения и не беспокоятся, тем более что добраться до него снежной зимой весьма проблематично.

Постоянно живут в селении всего семнадцать семей. Да и то зимой некоторые из них стараются перебраться на «большую землю».

Зато летом Красносёловка преображается. Съезжаются владельцы всех дач и их гости. Дачки тут разные — и домики «а-ля контейнер», и трёхэтажные виллы. В особняках «ютятся» уроженцы Киева, Санкт-Петербурга, Одессы, Донецка, других городов Украины и России. То есть некрымчане...

Живут дачники дружно. Художники, писатели, театральные актёры образовали своеобразный бомонд. Центром притяжения является живописный домик столетней постройки в стиле крымскотатарской горной архитектуры и его хозяин Лёша, кузнец и мастер.

Его знают в селе и окрестностях все. И меня направили именно к этому уникальному человеку. Бросив около десяти лет назад перспективную работу в киевском театре, оставив двухкомнатную квартиру в столице, он переехал в Красносёловку, к чистейшему горному воздуху и воде из родников, к покою и творческому озарению. Освоил кузнечное дело и с десяток художественных промыслов и стал нужным человеком в практичном сельском обществе. И точно так же стал необходимым для творческих людей, подобных себе. Потому почти каждую летнюю субботу у его дома собираются дачники. Пока в прозрачной вечерней дымке потихоньку тают деревья на склонах гор, во дворе под столетними яблонями маринуют мясо для шашлыка, растапливают баньку. Дружная компания всю ночь поёт под гитару песни, любуется звёздами — такими огромными и разноцветными, которые видны только именно в Красносёловке...

И разговаривают, разговаривают — как будто не виделись век...

Киевляне Женя и Ксюша уже семь лет приезжают в это затерянное село. У них здесь дом-дача. Женя — переводчик и знает чуть ли не все европейские языки. По его словам, в Красносёловке особенно удачно получаются переводы философских трактатов... Ксюша, художник и декоратор, добавляет к сказанному: «В Красносёловку к нам уже несколько лет подряд приезжают йоги и уверяют, что их притягивает природная энергетика места».

Коля — знаток восточной эзотерики, объездил половину Азии, но «покой обрёл только тут». Симферополец Андрей встретил в селе свою любовь — Наташу, психолога и певицу из Одессы. Одесситов в Красносёловке и в соседнем селении Ольховке настолько много, что они даже основали летнюю одесскую колонию, сокращённо «ОдеКолон».

Напротив Лёшиного дома, через речку и дорогу, у самого леса живописно расположился большой двор с особняком. Одиннадцать лет назад из Донбасса сюда приехала семья известных целителей Сафиуллиных.

Ёще в Красносёловке два года назад энтузиасты создали кукольный театр «Повелитель пчёл». В труппе — и взрослые, и дети. Они поставили уже несколько спектаклей. Кукол делают сами. Костюмы шьют в ателье. Постоянного помещения у театра нет, и репетиции проходят в доме Сафиуллиных. Тут показывают и представления.

Каньон вблизи Красноселовки
Выйдя из селения, я забрался на одну из окрестных вершин. С неё видно, как крутобокие горы, стеснившие долину, внезапно раздвигаются, образуя глубокую зелёную чашу. По дну её струится речка Танасу, а по пригоркам разбросаны домики Красносёловки. Лес нависает над селом и весь виден и слышен, веет от него прохладой и бодрым целительным запахом дубрав. И, вдохнув их, испытываешь удивительное чувство покоя и какой-то особой близости к природе.

С юго-запада уступами обрывается Караби-яйла, самая восточная в цепи Крымских гор.

К востоку от Красносёловки видна лесистая гора Кара-Тепе, увенчанная зубчатой скальной короной и именуемая местными жителями Голым шпилем. Ущелье Танасу уходит на юг, к двум остроконечным вершинам: слева — Шуври, справа — Хриколь. Узкий клиновидный просвет между ними — древний горный проход Каллистон, название которого в переводе с греческого означает «прекраснейший». Там, в верховьях Танасу, путника встречают великолепные буковые леса, дикие скалы и пропасти, горные луга, поросшие цветами и земляникой, синий простор моря по ту сторону гор. Когда-нибудь я напишу и об этом кусочке крымской земли. Но перед этим обязательно зайду в Красносёловку, к Леше-кузнецу и в «ОдеКолон». Потому как, несмотря на то, что эти люди — некрымчане по происхождению, по духу они — самые что ни на есть крымчане.

Лес в районе Красноселовки

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: