27 июня 2010 г.

Таш-Хан — караван-сарай со складами и гаремными комнатами

Жители Белогорска давно привыкли к «развалине» в самом центре города, в основательно замусоренном сквере. Остатки стен торчат, как обломки зубов, сквозь проржавевшую решетку, которой забран подвал, видны снесенные сюда груды разнокалиберного хлама. В советские времена этим «каменным останкам» почему-то поспешили присвоить статус памятника национального значения. Для сравнения — национальным является Херсонес Таврический. Впрочем, если о статусе можно еще спорить, то в том, что памятник интересный, сомневаться трудно. Потому что Таш-хан, построенный 600 лет назад, был одним из самых вместительных караван-сараев.

Таш-Хан в Белогорске

Если не весь Крым, то большая его часть в средневековье была огромным рынком. И только часть товаров оставались здесь, остальных покупатели ждали в дальних странах, через которые проходил Великий шелковый путь. Каждый торговый крымский город имел своих купцов и свою специфику. «Туда пристают все купцы, как едущие из Турции и желающие направиться в северные страны, так и едущие обратно из Руссии и северных стран... Одни привозят горностаев, белок и другие драгоценные меха; другие привозят ткани из хлопчатой бумаги, бумазею, шелковые материи и душистые коренья... Купцы из Константинополя посылают свои лодки, чтобы закупить сушеной рыбы, именно: осетров, чебаков и других в беспредельном количестве», — так описывает товарооборот Солдайи (Судака) путешественник Гильом Рубрук, побывавший здесь в 1253 г.

В глубь Крыма тянулись караваны верблюдов и лошадей, повозки, запряженные быками. Такое оживленное движение, естественно, вызывало у многих людей желание пощипать богатых купцов, поэтому те предпочитали устраивать ночевки в селениях, добраться от одного до другого вполне можно было за дневной переход. А в городах к услугам путешественников были гостиные дворы (ханы), которые иначе называли караван-сараями. Со стороны они часто напоминали небольшие крепости: толстые стены, башни с бойницами. Внутри к услугам торговцев были и конюшни, и склады для товаров, и жилые комнаты.

Развалины караван-сарая сохранились и в Старом Крыму, он тоже имел башни и толстые стены. Окна и двери «номеров» — маленьких келеек — выходили во двор. Кстати, этот хан можно было назвать «гостиницей со всеми удобствами»: при раскопках ученые обнаружили остатки водопровода из глиняных труб.

Павел Сумароков, заставший в 1799 г. некоторые карасубазарские (белогорские) ханы в их почти первозданном виде, пишет в своих «Досугах крымского судьи»: «Ханы их, коих в Карасубазаре 11, походят на тюремные замки и огорожены со всех сторон каменными стенами». А чуть раньше турецкий путешественник Эвлия Челеби тоже уделил немало места в своих воспоминаниях карасубазарским приютам для торгового люда, указывая, что их всего 8. Возможно, тот, остатки которого уцелели до наших дней, и есть описанное им «огромное представительство в 400 шагов. Это красивая крепость, сложенная из камня, мощная и крепкая. Здесь есть двое железных ворот. Внутри имеется источник живой воды. Комнат внешних и внутренних в двух этажах насчитывается 120. Со всех четырех сторон имеются бойницы, а на четырех углах — большие башни, подобные караульным башням. В случае осады этот большой хан может оказаться прочнее крепости. В этом хане проживают сказочно богатые купцы из всех семи климатов».

Насколько значимым делом было возведение солидных, можно сказать, «пятизвездочных» по тем временам апартаментов для купцов (они, впрочем, ценили не только удобство размещения, но и надежность охраны товаров), говорит обычай украшать их ворота тарихами — стихотворными строчками с датой события. Например, в Гезлеве (Евпатория) Эвлия Челеби обнаружил такой тарих:
Великий хан — Мухаммед-шах Гази
Построил этот величественный постоялый двор.
Сказали хану этот стихотворный тарих:
Высокий красивый постоялый двор —
прочная твердыня.
Здесь, как указывает путешественник, были даже гаремные комнаты для женщин, то есть забота простиралась на купцов, путешествовавших с семьями. А таких было немало, ибо часто дорога занимала год и более.

В Кафе (Феодосии) тогда насчитывалось 43 представительства купцов, причем все они были «подобны крепостям».

Скорее всего, в тех городах, где пристанищ для торговцев было достаточно, существовала некая разбивка «по категориям», в зависимости от толщины кошелька и объема привезенного добра. Потому что тот же Челеби разделяет «гостиницы для приезжих караванов» (в Бахчисарае их не было, и сотни людей селились в пещерках у города) — и «ханы для купцов и гостей». Среди 7 он выделяет лучший, на верхнем и нижнем этажах которого насчитывалось 117 помещений.

На постоялых дворах несколько веков назад кипела жизнь, здесь бился торговый пульс полуострова — быстрый, нетерпеливый. Они сами похожи были на маленькие государства, где вершились крупные сделки, из рук в руки переходили деньги и долговые обязательства, где продавали соль, мед, рыбу, людей, меха и драгоценности. Все ушло. Остались только каменные стены.

Наталья Дремова, «»

Поделиться
Класснуть

Читайте также: