29 мая 2010 г.

Забытые районы Феодосии

Издревле, по мере того, как Феодосия росла и расширяла свои границы, каждому району жители давали свои названия. После строительства порта появились районы, где жили портовики и их семьи. Центр Феодосии застраивался особняками наиболее богатых граждан. Уже тогда существовала Караимская слобода, было несколько цыганских слободок в разных районах.

Район Карантин, Феодосия

Татарским в большей степени был Форштадт. Некоторые уголки города донесли свои первоначальные названия до наших дней. В советское время, когда велось интенсивное жилищное строительство, появились новые микрорайоны: Полевая (район школы-интерната № 1), Крымская (школы № 17 и № 9), Челноки.

Сегодня старые названия употребляются редко. Когда мы садимся в такси, уже не просим отвезти нас на Бакур-бу или Егоровку, а, скорее всего, называем улицу или, в крайнем случае, ориентиры того места, куда хотим попасть.

Хочется напомнить названия забытых районов города, которые часто употреблялись в обиходе в 70-80-х годах прошлого века. Справедливо будет начать с древнейшей части Феодосии — Карантина (школа № 10), который в свою очередь подразделяется на Рабочий городок, Мост, Партизанскую, Морсад.

У жителей этих и других районов были в обиходе понятные только им названия. В них могли входить буквально одна-две улицы или даже отдельно взятый дом или двор. Например, в районе Морсада был известен Нижний двор, который находится напротив 10-й школы; на Крымской — Пентагон, в центре — Лягушка и т. д. Известность районов могла быть предопределена происходившими там событиями или даже количеством живущих хулиганов, а то и так называемых «авторитетов». И это не всегда были люди с уголовным прошлым, хотя судимость в те годы уже «возвышала» человека над всеми уличными или дворовыми мальчишками. В те годы самой распространенной была статья 206 УК (хулиганство), очень редко бывала в ходу поножовщина. Человека с ножом обычно презирали. Если же происходило умышленное убийство, то это было ЧП на всю область.

У некоторых создалось впечатление, что безработица, низкий уровень жизни, пьянство, наркомания ярко выражены лишь в наши дни. Это не совсем так. Даже в советское время, когда государство заботилось обо всех и о каждом, было очень много малообеспеченных, неполных семей, и в большинстве своем именно из этих семей выходили «уличные авторитеты». Не только в 70-80-х годах, но и значительно раньше местожительство играло определенную роль в становлении личности, особенно подрастающего поколения.

Далее, к Карантину примыкает знаменитый и богатый своей историей Форштадт (школа № 4) и, конечно, центр (школы №№ 1, 2, 3, 5 и вечерняя на ул. Куйбышева). Выше центрального рынка, вверх по ул. Октябрьской, находится Егорьевская (или Егоровка), которая имела свои небольшие районы Нахаловку и Цыгановку. Четких границ между районами, естественно, нигде не было. Центр тоже делился на районы — Солнечный, Колосок, Красную горку, Кирпичный и др. В верхней части ул. Панова находится Дуранда. К северу от Кирпичного возник новый район — Челноки. Далее, на северо-восток — Полевая, Солнечное, Байбуга (Ближнее Боевое). От кинотеатра «Украина» до бульвара Старшинова — Ба-курба (школа № 14). За Бакур-бой расположен не менее известный в городе район Сарыголь (школа № 13 и вторая вечерняя школа на ул. Комиссарова, которая находилась в особняке, где до революции жил начальник Феодосийской железнодорожной станции). И заканчивался город на востоке районом Камыши.

В начале 80-х мало было иметь принадлежность к определенному району, важно было завоевать авторитет и известность, а это было нелегко. По не совсем понятным причинам в самое «застойное» время — комсомола, партии, народных дружин и т. д. — подростки всего города враждовали между собой. Не дай бог было кому-то зайти в чужой район, особенно во время объявленной «войны». Иногда объединялись по 2-3 района, граничащих между собой. 100 и более подростков проходили маршем по враждебным территориям, показывая таким образом свою сплоченность и силу. Случалось это после того, как кого-нибудь из них побили на улице или на танцах. Справедливым считалось выяснение отношений один на один.

В каждом районе были свои вожаки. Уличные главари тоже были, но рангом пониже. Модно и жизненно необходимо было посещать спортивные секции, особенно бокс и борьбу. Много было и таких мальчишек, которые не занимались нигде, но на улице в любой ситуации чувствовали себя как «рыба в воде».

Наркотиками не увлекался практически никто. Для любителей «принять на грудь» в продаже были дешевое «народное» вино «Биомицин» (Бiле Мiцне) стоимостью 1 руб. 07 коп. и еще более дешевый «сухарь» по 78 коп. за бутылку. По всему городу, особенно летом, сухое вино продавалось в бочках из-под кваса по 17 копеек стакан. Популярными местами для посещений были «Аквариум» (в районе кинотеатра «Украина»), «Кафетерий» (ныне — шахматный павильон) и «Чебуречная» на ж/д вокзале (сейчас на том месте автоматические камеры хранения). Для феодосийцев посолиднее всегда были открыты двери ресторанов «Моряна», «Астория» и «Одиссей». В последний трудно было попасть из-за швейцара, дежурившего у дверей. На Красной горке работали «Шашлычная» и ресторан «Южный».

В начале 80-х по всей стране начали открываться секции каратэ. Были они, как правило, нелегальные. Мне самому пришлось заниматься таким образом. Мы арендовали в вечернее время спортзал школы № 2. Через несколько месяцев об этом стало известно в горкоме комсомола. В один из вечеров к нам на тренировку пришли их представители, нас выгнали из зала, а секцию закрыли. Надо сказать, что очень популярными в те годы были и игровые виды спорта: футбол, баскетбол, хоккей с мячом (дворовый), настольный теннис. Возле Морсада была единственная в городе специально оборудованная площадка для игры в городки.

Самым популярным видом отдыха в 70-80-х годах было посещение летних кинотеатров. На Карантине поход в кинотеатр включал в себя определенный ритуал. Сначала все шли в Рабочий городок за семечками. Перед началом сеансов смотрели, нет ли среди зрителей «чужих». Здесь же можно было «стрельнуть» мелочи на билет. В кино ходили всем районом от мала до велика. Фильм показывали в любую погоду. Если шел дождь, то все брали с собой клеенки, накрывались ими и смотрели фильм до конца. Почти не было случая, чтобы кто-нибудь покинул зал, не досмотрев картину. В такой атмосфере все чувствовали себя одной большой семьей.

В Морсаду работал летний кинотеатр, но там музыка танцплощадки часто заглушала звук фильма. Многие мальчишки смотрели фильмы с ветвей деревьев. Но при этом был риск попасться на глаза мичману «Макарону», как мы его называли. Этот человек двухметрового роста следил за порядком в Морсаду. Ему было достаточно протянуть руку и «снять зрителя» с дерева.

«Карантинские» и другие почти не посещали летний кинотеатр на Сарыголе и особенно танцы в клубе железнодорожников. Там можно было нарваться на Сашу Японца и его окружение. И, наоборот, «чужие» не ходили в летний кинотеатр «на Мосту» и на танцы в Морсад. Но если случались драки с матросами или с заезжими спортсменами, жившими на «Динамо», объединялись и свои, и чужие.

Страха у нас не было ни перед чем и ни перед кем, если не считать участкового «дядю Вову» — Владислава Швеца, который создавал нам массу неудобств тем, что ездил на своем мотоцикле с коляской и вылавливал всех из подворотен. Однажды ему даже разобрали мотоцикл, сняли колеса, а в коляску наложили камней.

Многие стояли на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, которая работала, надо сказать, очень эффективно. В дальнейшем все те, кто служил в армии, а не попал «в места не столь отдаленные», вернулись после службы совсем другими людьми. А служба в Советской Армии была намного опаснее и сложнее, чем в современной.

В центре Феодосии молодежь ходила в основном в кино и на танцы. Баров, казино, дискотек тогда еще не было. Наиболее посещаемыми местами отдыха для молодежи были ДК, ДОФ, «пятак», «КП» и «Табаки».

Для тех, кому за 30, устраивали вечера на площадке санатория «Восход». Играл ансамбль, который включал духовые инструменты и аккордеон. У молодежи это вызывало смех и иронию. В Морсаду, например, иногда танцевальные вечера проходили под пластинки, которые крутили через усилитель. Танцы под пластинки — это и был прообраз современных дискотек. Первая дискотека появилась в городе примерно в 1978 году. В начале 90-х дискотеки вытеснили вокально-инструментальные ансамбли.

Танцы еще были на турбазе "Маяк«’ летом — во дворе, зимой в помещении. Чтобы пройти туда, достаточно было иметь при себе какую-нибудь санаторную книжку, которую легко было достать.

Поход на танцы тоже имел свою специфику. Иногда удавалось посетить несколько танцплощадок за один вечер. Летом ходили на танцы ежедневно. Способов зайти на площадку было очень много, и они постоянно менялись. Самый легкий — за деньги. Чтобы попасть на «пятак», покупали один билет на всех, один из компании проходил, затем сверху опускал нам свою ногу, по которой все остальные взбирались наверх без особого труда. В клубе порта умудрялись открывать двери в зал на втором этаже, где был черный вход. В других случаях на танцы прорывались «с боем». Собирались толпой по несколько человек и с разгона заскакивали в зал или на площадку мимо испуганных контролеров. Чуть позже открылась танцплощадка в Комсомольском парке, на том месте, где обычно разворачивался со своими питомцами передвижной зоопарк.

Для более солидной публики в Феодосии действовала дискотека при ресторане «Астория». Работала она только по средам. В зале накрывали столы на четыре персоны, где предлагали бутылку вина, пепси-колу и закуску. Все это стоило пять рублей с человека. Вечер длился два часа с просмотром на установленном в зале экране слайдов. По этому же подобию была открыта еще одна дискотека в ресторане «Крым» (сейчас там находится центральный вещевой рынок). Дискотека работала только по понедельникам. Билеты на эти мероприятия раскупались за неделю.

Вечером после танцев все шли к «Солнечному», где находилась центральная автобусная остановка. Общение продолжалось еще и там до отхода последнего автобуса в час ночи. Можно было также зайти в пирожковый цех, который работал всю ночь (находился на месте жилого 12-этажного дома в центре), купить или просто выпросить горячих пирожков на всю компанию.

Надо сказать, что ночная жизнь в Феодосии не затихала, так как, кроме кондитерской, работали чулочная и табачная фабрики, морской порт и другие предприятия. Очень остро чувствовался трудовой ритм большой Советской страны.

И заканчивая, хочу сказать: возможно, все то негативное, что происходит вокруг нас сегодня, есть следствие нашего полного ко всему равнодушия. Не надо ничего менять радикально, это всегда приводит к плохим последствиям. А молодежь сегодняшняя, в большинстве своем, ничем не хуже молодежи 80-х. Просто на все своя мода, и всему свое время и место в истории.

Александр Туров

Читайте также: