12 апреля 2007 г.

Чатыр-Даг подземный: пещеры, колодцы, шахты

Удивителен мир карстовых пещер. В нем текут свои, особенные реки, местами разливающиеся в блестящие цепи миниатюрных озер, растут свои, каменные, деревья, распускаются свои, каменные, цветы. Никогда не оживит их луч солнца, не озарит на мгновение молния - все окутано вечным мраком и глубокой тишиной. В этот неведомый мир ведут непроторенные подземные лабиринты. Здесь каждый шаг - в неизвестность.

Холод и сырость... То пугающее движение воздуха от бесшумного взлета летучих мышей, то ход, широкий, как метро, то стены тесного лаза, сдавливающие грудь. Прямая нить подземной галереи иногда внезапно обрывается провалом... Но вот преодолены все препятствия. Распрямив спину, стоишь, вознагражденный за все мучения неувядаемой красотой подземного царства. В причудливых формах известковых натеков воображение находит таинственных драконов, вымерших допотопных чудовищ; другому чудятся сказки далекого детства: оловянный солдатик, горбатый гном, король с королевой. Чего только не увидит здесь воображение!

Пышное убранство пещер состоит из минерала кальцита. Вообще-то вода непрерывно разрушает известняки, но в определенных условиях она и созидает, как бы возвращая в преобразованном виде ранее поглощенный "камень". Углекислый кальций, растворенный в воде, оседает на стенах, сосульками свисает со сводов. Процесс отложения нового минерала происходит в течение несчетной вереницы лет.

Маленькая капля на мгновение повисает на пещерном своде. На наш человеческий взгляд, в пещере холодно, а ей жарко - часть капли испарится, прежде чем она упадет, а ничтожный избыток углекислого кальция осядет на поверхности камня. Капля за каплей, и постепенно появляется бугорок, который со временем вырастет в висячую иглу сталактита, или ниспадающий кружевной занавес покроет стену пещеры (в тех случаях, когда капля сползает по стене, а не падает). Упав со свода на пол, капля и на нем оставит частицу минерала. И вот навстречу сталактиту с пола растет сталагмит. Через много столетий они сольются в мощную колонну. Ряд таких колонн, продолжая расти, создает причудливые перегородки; целый лес колонн заполняет некоторые пещеры. Своеобразие, богатство и красота форм, создаваемых великим мастером - природой, не поддаются описанию.

Иные кристаллы удивляют кажущимся неповиновением закону тяготения, эксцентричностью. Это характерно для геликтитов. Фантастические формы их - одна из загадок подземного мира, преподнесенных природой минералогам.

Одно из подробных описаний чатырдагских пещер Бинбаш-Кобы и Суук-Кобы (Тысячеголовой и Холодной) принадлежит известному в прошлом веке врачу-климатологу В. Н. Дмитриеву, популяризатору туризма, чьим именем в наши дни назван ялтинский горный клуб. Беглые описания пещер мы находим в путевых заметках А. А. Зайцева и других авторов.

В 1915 году основоположник отечественного карстоведения А. А. Крубер в своей монографии "Карстовая область горного Крыма" дал подробное научное описание двух пещер и трех колодцев Чатыр-Дага. Ученый пришел к несколько преждевременному выводу о том, что на Чатыр-Даге не может быть грандиозных пещер. Его утверждение было опровергнуто последующими исследователями.

В 1927 году по заданию Крымводхоза на Чатыр-Даге работала гидрогеологическая экспедиция под руководством П. М. Васильевского и П. И. Желтова. Это была первая крупная экспедиция с обширной программой исследований карстовых явлений на Чатыр-Даге. Она задалась целью изучить циркуляцию подземных вод массива и условия питания источника Аян. Наряду с научными задачами были поставлены и практические - возможности использования карстовых полостей под водохранилища, мелиорации яйл. Экспедиция на основании своих наблюдений и по материалам других исследователей составила подробные планы и описания восемнадцати пещер и шахт. Для своего времени это была наиболее подробная сводка о карстовых полостях Чатыр-Дага.

В 1964 году к исследованию Чатыр-Дага приступили геологический, гидрогеологический и палеозоологический отряды Комплексной карстовой экспедиции Академии наук УССР, усиленные группой спелеологов-любителей из Симферополя, Севастополя, Харькова и Москвы Два месяца напряженных поисков, десятки спусков и подъемов .. В результате стали известны не 18, а 127 шахт. Две из них оказались глубже 100 метров.

С туристской точки зрения карстовые полости Чатыр-Дага можно разделить на две группы; чисто спортивные, доступ в которые затруднен естественными препятствиями, и общедоступные, являющиеся отличными экскурсионными объектами.

К первой группе относятся вертикальные или наклонные полости глубиной свыше 20 метров. В большинстве своем они заканчиваются небольшими камерами с глыбово-щебнистым завалом. Карстовая полость глубже 20 метров называется шахтой Самая глубокая на Чатыр-Даге шахта - "Ход конем", серия ее колодцев уходит на глубину 213 метров. Посещать шахты могут только хорошо подготовленные спортсмены, оснащенные необходимым альпинистским и специальным, "пещерным", снаряжением.

Во вторую группу входят горизонтально-наклонные пещеры и неглубокие (до 10 м) колодцы, посещение которых не требует длительной спортивной подготовки и специального снаряжения. В таких пещерах некоторые ходы и залы достигают 30 метров в длину, 15 в ширину и 20 метров в высоту. Эти полости украшены кальцитовыми натечными образованиями - сталактитами и сталагмитами, драпировками и колоннами самой причудливой формы. Всего на Чатыр-Даге известно 27 таких пещер.

Чатыр-Даг. Карстовые колодцы


Среди карстовых колодцев Чатыр-Дага большой известностью пользуется Гугерджин-Хосар (Голубиный колодец). Его название происходит, по-видимому, от обитавшей в пещере колонии диких голубей. Густые заросли грабинника надежно укрыли его от посторонних глаз. Двадцать метров спуска вдоль обомшелых стен, и перед глазами - неповторимый, созданный водой и временем мир. Серебряный луч фонаря режет плотный мрак, выхватывая отдельные фрагменты ажурных драпировок, частоколы сталагмитов.

Зал длиной в 25 метров украшен натечным убранством. Ребристые золотисто-желтые колонны подпирают невидимый во тьме свод. Они делят зал на крохотные камеры, в которых с трудом поместятся двое. Чтобы попасть в них, приходится карабкаться по натечным барьерам, протискиваясь сквозь узкие щели.

В одной из камер - неподвижный хрусталь озерца, на дне его, как на ладони, видна каждая песчинка. Над озерком - наполненные водой ванночки: лесенкой, одна выше другой, а между ними - полупрозрачные кальцитовые перегородки, своего рода маленькие плотины. Вся эта причудливая система взбирается по наклонной стене туда, где едва виднеется узкая косая трещина. Вот из нее скупой слезой выкатилась капля. Блеснув в луче фонаря, "слезинка" скользнула и перелилась в следующую... И так - до небольшого озерца.

В отличие от сравнительно доступного Голубиного колодца другая шахта, называемая "Ход конем", под силу лишь очень хорошо подготовленным спортсменам. Снаружи это пологая карстовая воронка, вроде бы ничем не отличающаяся от других: скудная растительность на дне, несколько худосочных кустиков приткнулись к скальному склону. Рядом - неприметная трещина. Не зная, что она ведет в самую глубокую полость Чатыр-Дага, можно равнодушно пройти мимо. Подле шахты как единственный среди оголенной волнистой равнины ориентир возвышается похожее на флаг дерево. Его ветви тянутся к югу, к теплу. Оно даже летом стоит словно в напряжении, всегда готовое противостоять дуновению коварного северного ветра.

"Ход конем"


Первые исследователи "Хода конем" надеялись через него проникнуть в соседнюю шахту - Бездонную. Но попытка достичь ее дна успеха не имела - в то время (1958 г.) еще не хватало снаряжения. Бродивший как-то раз по яйле симферопольский скалолаз и "пещерник" Константин Аверкиев недалеко от Бездонной наткнулся на новую шахту. У него возникло предположение, что обе шахты, имея общий водосбор, в глубине сообщаются каким-либо ходом. Так нельзя ли через новую, более доступную шахту проникнуть в Бездонную, сделав, так сказать, ход конем? Им было обнаружено, что узкий вход шахты переходит сразу в 80-метровый вертикальный пролет, заканчивающийся небольшой площадкой, пол которой обильно устлан слоем известняковой щебенки. В дальнем конце ее наклонный извилистый ход переходит в серию вертикальных колодцев, чередующихся с горизонтальными лазами. Горловины колодцев имеют вид узких трещин. Одно из таких "калибровочных отверстий" на глубине 156 метров прервало задуманную комбинацию. И только через десять лет уже молодое поколение спелеологов, используя молоток и зубила, преодолело эту и другие трещинные лазы и достигло глубины 213 метров. Связи между двумя шахтами не существовало. А за этой шахтой так и закрепилось необычное название - "Ход конем".

Другое дело - Бездонная. Горловина и полость шахты отпугивают огромными размерами: оглушительная дробь брошенного вниз камня на глубине переходит в долго не затихающий гул. На скальном выступе кто-то крупно высек - 161 метр. Такова глубина естественной карстовой шахты. Хотя дно ее теперь достигнуто, за ней так и осталось легендарное название Бездонная.

И первое, о чем услышишь на Чатыр-Даге, - о Бездонном колодце. Легенды о нем живут в устах старожилов и школьников. Они с неподдельным страхом и даже ссылками на престарелых, а чаще давно умерших очевидцев рассказывают о янычарах, опустивших в Тапсюс-Хосар на связанных кушаках сундуки сокровищ, о смельчаках, не достигших дна, о беснующемся подземном потоке. Брошенное вниз просо будто отлавливали в Аянском источнике...

Легенды, как известно, большей частью довольно далеки от истины, хотя и могут заключать в себе ее зерна. Первые участники Комплексной карстовой экспедиции, побывавшие в Бездонной, обнаружили на дне шахты только несколько боковых галерей да конус грязного снега. Зато сделали интересные минералогические наблюдения. В одном из залов северного хода обнаружили геликтиты и волокнистый кальцит - редкий минерал, представляющий собой пористую спутанно-волокнистую массу из игольчатых, ножевидных и пластинчатых кристаллов. А на глубине 100 метров от поверхности был найден жемчуг. "В принципе", то есть по химическому составу, по редкостности его и по сферической форме, он мало чем отличался от жемчуга раковин-жемчужниц, ну, а в общем - "типичное не то". Это была первая находка подобного рода в вертикальных карстовых полостях.

Раньше считалось, что пещерный жемчуг может образовываться только в каскадах подземных рек. Вот как это происходит. Песчинки, кусочки глины, косточки животных и другие мелкие частицы попадают в мелкие ванны, обмываются каскадами подземных потоков и, непрерывно вращаясь в воде, обволакиваются концентрическими слоями карбоната кальция. Бывает это очень редко - лишь при определенной температуре и концентрации раствора и только при вращательном движении частиц в воде. Слои карбоната кальция, как кольца на пне спиленного дерева, отчетливо видны в разрезе "жемчужины". К сожалению, матовые горошины из пещер не имеют в своем составе минерала арагонита, придающего жемчугу раковинного происхождения своеобразный блеск и полупрозрачность.

Спуск в шахту спортсменов-спелеологов начинается с северной бровки воронки (напоминаем, что в Бездонную нельзя спускаться без подготовки и специального спелеологического и альпинистского снаряжения). Каменная осыпь подходит к одинокому дереву, раскинувшему крону над зевом полости. Сыростью и холодом веет из глубины. От дерева 17-метровый обрыв упирается в наклонную полку, полукольцом охватывающую горловину шахты. На противоположной стороне от спуска имеется безопасная ниша, где можно укрепить страховку. С полки начинается основной спуск.

Пройден узкий наклонный желоб, и ты попадаешь в центр полости. Стены "разбежались" от тебя на десятки метров, и впечатление такое, что ты действительно висишь над бездной. Над головой - далекий купол, освещенный дневным светом, а здесь черные от влаги стены рассечены, словно шрамами, широкими косыми трещинами и глубокими карровыми желобами.

Как тут не понять переживания смельчака, впервые бросившего смелый вызов реальности и легенде: "...Лестница уже не прилегает к стене. Громадная ниша, лестница повисла в воздухе, и только конец касается нижнего уступа. Раскачивается, закручивается, и я, совсем-совсем маленький человечек, болтаюсь на ней в разные стороны над все еще бездонной дырой. Ноги дрожат от усталости, сводит пальцы, руки совсем обессилели..." - так описывает свои впечатления о спуске в шахту О. С. Вялов, первым дерзнувший раскрыть тайны Бездонного колодца.

Это было в 1927 году, когда на Чатыр-Даге работала уже упоминавшаяся выше гидрогеологическая экспедиция П. М. Васильевского и П. И. Желтова. Сотрудник экспедиции, тогда студент Горного института, а ныне академик Академии наук УССР Олег Степанович Вялов пошел на риск, решив достичь дна. Не имея ни опыта, ни достаточно надежного снаряжения, он спустился всего на 95 метров и "когда вылез, почти без чувств лежал, так обессилел".

Глужбе ствол шахты немного сужается и имеет форму почти цилиндра со снежным конусом на дне. Из далекого входа сюда бьет столб света, который падает на конус и, отражаясь, распадается на отдельные снопы лучей. Поэтому здесь светлее, чем в стволе шахты.

Снежный конус вместо подземного озера или бурного потока, упоминаемого легендой? Да. Ветры сдувают с поверхности снег, и он здесь скапливается годами. В этом смысле шахта действительно резервуар влаги. Летом снег медленно тает, вода просачивается в глубь массива и питает родники и источники.

В последние годы снежный конус Бездонной стал интенсивно таять и уменьшаться в размерах. Это связано, по-видимому, с сокращением количества поступающего вниз снега в наши малоснежные зимы.

Редко встретишь в глубоких крымских полостях обширные залы. Бездонная приятно поражает грандиозностью своих галерей.

От центрального зала, где свободно уместится десятиэтажная гостиница, расходятся боковые галереи. Северная разделена низкими переходами на залы с куполообразными сводами. Они украшены кальцитовыми натеками всевозможных форм. Пикообразные сталактиты свисают до самого пола. Округлые каменные цветы гроздьями покрывают стены. Восхищение вызывают "эксцентрики" - геликтиты, то скрученные спиралью, то свившиеся в клубки, словно корни растений, то змейками ползущие по стенам.

А в дальнем конце - четкие следы, оставленные, видимо, собакой. Упав вниз, на снежный конус, она не разбилась и, стоя на задних лапах, передними отчаянно скребла когтями по стене, оставляя короткие и длинные штрихи.. Такие находки в крымских шахтах нередки: вертикальные полости делаются естественными ловушками для разных животных. Не удивительно поэтому, что в них находят скелеты и таких животных, которые обитали в горах тысячи лет назад.

Юго-западный ход - туннель, промытый водой в крепком известняке. Стены и своды отшлифованы и совсем не имеют натеков. Выходит, права легенда: когда-то здесь действительно бушевал подземный поток. И в настоящее время тут изредка бегут ручьи (снег медленно, но тает), четко виден их след. Сейчас здесь сухо, только щебень и гравий устилают пол. Семьдесят метров наклонного хода, и свод туннеля уходит в наносы, оставляя лишь узкую, непроходимую щель.

У легендарной шахты, как уже говорилось, можно встретить словоохотливых старожилов или дотошных, всезнающих мальчишек, которые не преминут дополнить приведенное выше описание плодами своей фантазии.

"Чатыр-Даг" (Путеводитель)
В.П. Душевский, П.В. Чиннов, Ю.И. Шутов