18 марта 2007 г.

Тепе-Кермен — пещерный город Крыма

В Тепе-Кермене, пещерном городе близ Чуфут-Кале, были найдены еврейские надписи-граффити, датировка которых представляет собой проблему.

Впервые они были описаны археологом из Севастополя д-ром А. Гидалевичем, который полагал, что в Тепе-Кермене было древнее еврейское кладбище. Он опубликовал три надписи, которые сохранились и до наших дней благодаря тому, что популярные туристские маршруты обходят стороной труднодоступный и безводный Тепе-Кермен. Одна из надписей, находящаяся внутри двух концентрических кругов со вписанными дугами, образующими крестообразную петлю, представляет собой имя Нахму (по мнению М. Эзера) или Рахми(эль), либо Бахши, по мнению самого Гидалевича. Уже это расхождение свидетельствует о том, насколько проблематична расщифровка этих надписей. Другая надпись содержит имя Мордехай бен Бутай, и еще одна – дату 1528 или 1488 г. н.э.

Крупнейший петербургский семитолог, ученик Хвольсона акад. П. К. Коковцов (1861-1942), ознакомившись с находками Гидалевича, датировал их по палеографическим соображениям VII-IX столетием.

Надпись в Тепе-Кермене

Другой видный петроградский ученый-гебраист, Д. Маггид высказал предположение, что надписи могли принадлежать иудео-христианам, поселившимся в Крыму в I веке н.э. вместе с греческими колонистами. Круг, рассеченный крестовидной дугой, по его мнению, напоминает раннехристианский символ ихтис, а в перекрестье он усматривает изображение рыбы (раннехристианского символа). Вместо года на третьей надписи Маггид предлагает читать имя Йехуда.

Современные исследователи, однако, склонны считать, что эти надписи были оставлены караимами из Чуфут-Кале, посещавшими Тепе-Кермен в XVIII-XIX веках. В частности, израильский историк М. Эзер нашел имя Бутай среди имен караимов, погребенных в Чуфут-Кале. Подобный разброс в датах свидетельствует о ненадежности датировки посредством палеографического анализа. Петербургский эпиграфист Н. Кашовская полагает, что подобные отрывочные надписи с трудом могут быть расшифрованы.

Во всяком случае, мы имеем, с одной стороны, высказанное в 1876 году мнение А. Гаркави о том, что евреи не жили в пещерных городаз Крыма до XIII века (сам Гаркави никогда позднее не возвращался к этой теме), с другой стороны, ответную работу Хвольсона от 1882 года и высказанное в 1914 году мнение С. Дубнова, П. Коковцова, Д. Маггида, очевидно, допускавших возможность нахождения евреев в Чуфут-Кале и Тепе-Кермене в дотатарский период. Разумеется, в науке аргументом является не мнение большинства и не громкость имени оппонента. Возможно, Дубнов не был хорошо знаком с историей Крыма, он вообще не был востоковедом, Коковцов не вникал детально в проблему, Маггид не был эпиграфистом и полевым исследователем, а Гидалевич, напротив, был археологом и полевым исследователем, но не гебраистом и эпиграфистом. Можно, с некоторой натяжкой, предположить и что издатели "Регестов и надписей" не были специалистами по еврейской эпиграфике и принимали на веру публикации Хвольсона без критического к ним отношения. Однако сам факт молчания Гаркави по этому продолжавшему волновать ученые умы вопросу на протяжении 1880-х-1910-х годов, как и тот факт, что монография Хвольсона признавалась серьезным сочинением крупнейшими специалистами по еврейской истории, знакомыми с деталями спора Хвольсона и Гаркави, свидетельствуют о том, что с точки зрения научного сообщества спор отнюдь не был решен в пользу Гаркави. Помимо этого следует отметить, что сегодня известно, что Гаркави был гиперподозрителен ко всем материалам Фирковича, известны случаи, когда он объявлял поддельными даты на рукописях, позднее признанных подлинными. К этому можно добавить, что журнал "Еврейская Старина" и сборник "Регесты и надписи" выпускались Еврейским Историко-Этнографическим Обществом, идеологическая позиция которого априори ближе к активисту еврейской общины А. Гаркави, чем к крестившемуся профессору Петербургского университета и Духовной семинарии, члену правительственных цензурных комиссий по еврейским делам Д. Хвольсону. Все это, на мой взгляд, свидетельствует о том, что вопрос о научном наследии Хвольсона не столь однозначен, как считают некоторые наши московские и израильские коллеги, полагающие, что все материалы Хвольсона не заслуживают внимания.

Михаил Носоновский, "Исторические загадки Крыма"