9 июля 2012 г.

Скандалы и происшествия курортного сезона столетней давности в Крыму

Этого времени с нетерпением ждут в Крыму весь год. Сезон еще не на пике, но уже ясно, насколько охотно потянулись сюда отдыхающие, понятно, какими будут цены на еду, жилье, насколько щедро будут тратить приезжие отложенные на отпуск деньги. Впрочем, курортников и много лет назад интересовали те же вопросы, что и сегодня: где лучше остановиться, сколько за это придется выложить, какими развлечениями их порадуют и как отдохнуть, не нажив неприятностей. А что примечательного случалось во время курортных сезонов много лет назад?

Пивная лавка

То и дело в современных новостях мелькают сюжеты о заграничных гостях, которые, будучи очарованы Крымом, решили воплотить здесь в жизнь грандиозные проекты. Примечательно, что чем масштабнее задумка и больше о ней кричат, тем меньше вероятность, что она станет реальностью. Сколько раз представляли крымчанам яркие прожекты! «Иностранцы в последнее время проявляют усиленный интерес к Крыму. Группа бельгийских капиталистов обратилась к правительству за разрешением покрыть Южный берег Крыма сплошной сетью санаториев и разного рода курортных заведений для всех классов общества при непременном условии проведения ими за свой счет электрического трамвая от Севастополя до Ялты и дальше», — писала газета «Русское слово» в 1910 году. Двумя годами позже пресса сообщила о планах «представителей английских капиталистов», которые собирались устроить два новых грандиозных курорта. Места они выбрали для этого самые подходящие: южную оконечность мыса Сарыч и Профессорский уголок у Алушты. Пыл предпринимателей, видимо, впоследствии угас. Интересно, что в Крыму и отечественные энтузиасты пытались создать некие курортные колонии близких по духу людей. Упоминавшийся уже Профессорский уголок начал расти после того, как землю под дачи здесь стали выкупать знакомые и друзья известного геолога Николая Головкинского. А в начале ХХ века в Коктебеле начал строить свой дом Максимилиан Волошин, и его гости как раз образовали «культурную колонию». Но попытки искусственно создать некую, как бы сегодня сказали, спецзону интеллигентов были обречены на провал. «Близ Байдар, в живописнейшей местности Крыма, группой общественных деятелей решено устроить поселок интеллигентов. Отдельные участки уже приобретены писателями Елпатьевским, Чириковым, артистом Станиславским и певицей Цветковой. С проведением железной дороги по проекту Ушкова Ялта–Севастополь поселку предстоит блестящая будущность», — оповестил в 1912 году публику «Одесский листок». Железная дорога до Ялты так и не появилась, а «интеллигентный» дачный поселок остался мечтой.

Курортники, не имеющие собственных дач, искали приют в чужих, и стоило это недешево. Например, в путеводителе по Крыму Григория Москвича от 1913 года упоминается имение Шелапутина «Жемчужина» на Ай-Тодоре, там сдавались 8 дач разной величины: в одну, три, четыре и даже одиннадцать комнат. «Сдаются помесячно от 25 до 40 руб. за комнату. Имение находится в запущенном виде, а обстановка комнат не отличается комфортабельностью и роскошью, — предупреждал путеводитель. — В Мисхоре имеется несколько дач-особняков с кухнями, которые отдаются внаем на сезон (с мая по ноябрь) по 750 руб. Зимою — дешевле. Кроме особняков, в трех зданиях имеется 22 меблированных комнаты, которые сдаются от 20 до 70 руб. в месяц». В самой Ялте в июне–июле за комнату брали 20–30 рублей, а газеты пестрели историями и анекдотами о жадности квартирных хозяек.

Впрочем, были и нежадные люди, они стремились помочь беднягам, которых в Крым гнали болезни и надежда на целебный климат. Так, граф Мордвинов, обладатель огромного имения и нескольких доходных домов в Ялте, отдавал ежегодно 1,5 тыс. рублей на наем квартир для неимущих и находящихся в бедственном положении приезжих. А в 1910 году московский купец Соболев пожертвовал ялтинскому благотворительному обществу дом в центре Ялты стоимостью 100 тыс. рублей для устройства там пансиона для бедных больных. В Ореанде существовали две детские климатические колонии, сюда привозили детей из разных уголков Российской империи, и часть их лечились здесь бесплатно.

Нельзя сказать, что жизнь курорта была совсем уж безмятежной, обходилась без неприятных происшествий или даже трагедий. Скажем, Елена Мятлева, 24-летняя жена чиновника Петербургской городской управы, приехавшая в Крым в июне 1912 года вместе с маленькой дочкой, даже не думала, что с ней может что-нибудь случиться. Но... «В Ливадии производилась ружейная учебная стрельба солдат, одна пуля попала в проходивший мимо Ливадии пароход. Залетная пуля убила наповал молодую даму, ехавшую в Ялту», — писал «Одесский листок». А вот еще несколько курортных ЧП из разных газет, описывающих курортный сезон 1911 года:
На почве ревности петербургская дама на набережной вцепилась в колеса экипажа, в котором ехал проводник с другою московскою дамою. В результате скандал и протокол.

Ялта. Оригинальному ограблению подвергся приезжий одессит. В 2 ч. ночи на Аутской ул. трое неизвестных сняли с него лакированные ботинки и, ничего больше не тронув, скрылись.

В Алупке на глазах у публики и обезумевшей от горя жены погиб вздумавший купаться в море во время шторма начальник станции Поповка, Николаевской жел. дороги.
Поручик запаса Дубицкий в пешеходной экскурсии около Ялты подвергся нападению трех неизвестных. Злоумышленники, обворовав Дубицкого, сбросили его со скалистого берега в море. Видя его живым, они стали наносить ему удары камнями. Пострадавший спасся, продержавшись в воде около трех часов. Дубицкий получил тяжелые поранения.

Были и происшествия более курьезные — например, скандалы, в центре которых оказывались любители купаться голышом: одни были приверженцами натуризма, другие по бедности попросту не имели купальных костюмов и сменного белья.

В 1910 году под занавес сезона в Ялте устроили бал-маскарад. И пришлось насильно выводить из городского сада гостей, которые нарядились в слишком оригинальные маскарадные костюмы: изображали они холеру, чуму, смерть, карболку и крысу. Год спустя ялтинцы вместе с приезжими отстояли один из зеленых уголков города — Александровский сквер. Городская дума решила его вырубить, чтобы устроить здесь торговые ряды (ничего не напоминает?).

Наталья Дремова, «Первая крымская»

Ссылки по теме: