31 августа 2011 г.

Вокруг древнего Эски-Кермена

Этот археологический памятник — один из самых больших в горном Крыму. Возник в период средневековья и относится к числу так называемых больших «пещерных городов», расположенных на возвышенностях Внутренней гряды. Название говорит само за себя. Искусственные пещеры высекались в толще мягких пород на территории этих городов и существовали, как правило, наряду с наземными постройками. Но за этим мы порой не видим округи — уютных долин, которые-то и являются ключом к пониманию средневекового хозяйствования. Хотя вообще-то традиции сохранились до наших дней, о чём свидетельствует жизнь казака и фермера Михаила Горьковенко.

Михаил Горьковенко на Эски-Кермене

Издревле в долинах вокруг Эски-Кермена выращивали виноград, сажали фруктовые сады. В лесах распространялись чаиры — окультуренные деревья-дички, на которые прививались домашние сорта. До сих пор в окрестностях то и дело встречаешь крупный кизил или в чащобе — душистые груши, да и лоза одичавшего винограда нередка. Михаил Горьковенко считает, что в древности именно в Крыму одомашнили виноград и лозы в лесу — прямые потомки первобытных плетей.

Во времена распада колхозного строя землю вокруг Эски-Кермена получили несколько человек, но до ума довёл хозяйство только Горьковенко. В глаза бросаются ухоженные виноградник и сад, сенокос южнее «пещерного города» и ужас заросших полей — севернее и северо-восточнее, как раз на входе, на виду у тысяч туристов. Видимо, потому, что у Горьковенко — порядок и внутренняя целостность хозяйства, и влечёт отдыхающий и путешествующий люд именно на поляны южнее Эски-Кермена. Участок под палаточный городок и перелески тут тоже поражают чистотой. Важно, что за стоянку и пользование водой плата не берётся, как и за душ и пользование печкой. Вот дровишки к ней — это уже дело самих туристов, но порубок вблизи нет: хватает хвороста, заботливо запасаемого приветливыми хозяевами хуторка. «Да и народ, видя порядок и чистоту, старается не мусорить, уважать природу и других людей», — говорит Михаил.

Горьковенко — из старого казацкого рода, с низовьев Дона. Окончил сельхозинститут, аспирантуру, написал диссертацию, но пока не защитил. В советские времена много работал в колхозе — бригадиром, агрономом. Места здешние полюбил и знает великолепно, может подолгу рассказывать об особенностях произрастания сельхозкультур в любой точке эски-керменских долин.

В нелёгкой фермерской работе ему помогают жена и два сына.

Свои агрономические знания, конечно, применяет и работает с утра до ночи. Потому-то и растут персики и земляника, картофель и виноград. Интенсивное садоводство и виноградарство — только с применением природных удобрений. Нет места ядам и прочей химии. «Вот только напасть есть — щеглы и другие лесные птицы, им полюбились наши плоды и ягоды», — поясняет Михаил, поправляя сетку над малинником. Весной погрызть что-нибудь проросшее собираются зайцы, но для них есть противодействие — ленивый пёс у персикового сада.

А ещё Михаил влюблён в Эски-Кермен, хотя это и не афиширует. Знакомство с ведущими археологами Крыма, начитанность и эрудиция сделали его признанным знатоком истории пещерного города. Как он рассказал, Эски-Кермен является одним из наименее изученных археологических памятников в Крыму. Хотя Эски-Кермену посвящено много статей в научных журналах, монографиях и путеводителях по «пещерным городам» Крыма. И всё же в истории города многое неясно, считает Горьковенко.

Некоторые учёные полагают, что именно Эски-Кермен и есть тот самый древний город Дорос. Но скорее всего крепость начали возводить в конце VI века по инициативе византийских властей. По мнению некоторых исследователей, в конце 80-х годов VIII века Эски-Кермен на короткое время попадает под власть хазар. О жизни Эски-Кермена двух последующих веков известно мало. В это время городище представляло собой малонаселённую крепость. Со второй половины — конца Х века городище уже было застроено прямоугольными кварталами, разделёнными улицами.

В конце XIII века поселение подверглось разрушению. Обычно это событие связывают с походом золотоордынского темника Ногая на Крым в 1299 году. После этого жизнь на Эски-Кермене постепенно угасает. Вероятно, окончательно город был разрушен в конце XIV века во время набега Едигея.

«На Эски-Кермене и в его ближайшей округе насчитывается свыше 400 пещерных сооружений, в том числе на самом плато — более 350, что позволяет называть его самым пещерным из „пещерных городов“ Крыма», — отмечает Михаил Горьковенко. Значительная часть пещер расположена по краям обрывов застроенной части городища, хотя встречаются они и в других местах.

Храм Эски-Кермена

Подавляющее большинство этих помещений в скале было создано в XII–XIII веках и предназначалось в основном для хозяйственных целей. Доминирование хлевов для скота, вероятно, указывает на значительную долю скотоводства в экономике средневекового Эски-Кермена. Но виноградарство и виноделие были тоже широко распространены: тарапаны-давильни и бродильные ямы встречаются на городище повсеместно.

Несколько лет назад Горьковенко с компанией единомышленников организовал праздник винограда, изюминкой которого стало приготовление вина в древнем тарапане. Напиток получился изумительного качества. Хотя сам Михаил Андреевич алкоголь не жалует. Причина тому — внешняя. На участке Горьковенко часто гостят ребята из севастопольских и иногородних центров реабилитации наркоманов и алкоголиков. Как рассказал Александр, один из руководителей такого учреждения, только в прошлом году через жизнь в лесу у Эски-Кермена и здешний палаточный городок прошло почти две сотни реабилитирующихся. «Жизнь на природе, совместное общение в группе позволяют быстрее справиться с проблемами вчерашним наркозависимым и алкоголикам», — с уверенностью рассказывает он и благодарит Михаила за помощь и понимание. Естественно, на участке фермера — сухой закон.

Вот такие округа и люди, живущие здесь. Не хотелось покидать уютный мир под Эски-Керменом, но теперь знаю: вернусь сюда снова. Просто посидеть с Михаилом у догорающего костерка, слушая эски-керменские предания. Но наглеть не буду, ведь у него и всего семейства завтра — рабочий день: сад и виноградник требуют труда. Бездельников, не считая, конечно, туристов, в этих краях нет и уже не одну сотню лет.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: