13 февраля 2011 г.

Из жизни симферопольских таксистов

Я вышел на дежурство с полулегальным таксистом, узнал, сколько зарабатывают симферопольские «бомбилы» и как расправляются с неугодными конкурентами на «пригретых» местах.

Такси

...За приспущенным окном автомобиля утренний холод и сумерки еще не начавшегося дня. Шесть часов. В салоне побитого крымскими дорогами «Форда» тепло и уютно: пахнет ароматом китайской «Морской волны», а сиденья мягко обнимают спину. Сонный заправщик с лязгом вытаскивает из бака «пистолет», оставив там 25 литров «девяносто пятого».

— Ну что, посмотрим, счастливый ты или нет, — таксист Юра заводит двигатель и три раза широко крестится. — Поехали.

Кстати: Дешевая аренда автомобиля в Крыму

Автомобиль шуршит шинами по пустому проспекту Победы. Движения практически нет, а пешеходы, в основном пожилые люди, переминаются и хрустят снегом на троллейбусных остановках.

— Давай договоримся сразу, — говорит Юра, проезжая площадь Советскую. — Ты не пишешь моей фамилии и не фотографируешь номера машины. Потому что лицензии у меня нет и страховки тоже, а транспортная милиция за нами постоянно охотится. А вообще необходимых документов нет практически у всех симферопольских таксистов...

Возле «Сильпо» Юра поворачивает, нарушая все правила, прямо на Севастопольскую и глушит двигатель на площадке перед ЦУМом.

— Мне здесь стоять нельзя, — закуривает недорогую сигарету. — Место конкурентов — они платят кому надо. Но пока их нет — можно «покарпалить». Место ведь хорошее.

Не проходит и пяти минут, как к нашему автомобилю рысцой подскакивает мужичонка лет пятидесяти. С огромной дорожной сумкой в правой руке и такой же тачкой-кравчучкой — в левой.

— Ребята, до вокзала. Поезд. Опаздываю, — скороговоркой выпаливает. — Через пятнадцать минут отходит.

— Семьдесят гривен, — моментально реагирует Юра.

Первый клиент делает возмущенное лицо: дескать, ехать ведь совсем недалеко.

— Хорошо, шестьдесят. За скорость, — «уступает» таксист.

Наш первый клиент ругается, озирается по сторонам в поисках другой машины и, ничего не обнаружив, лезет в салон. Сумку с тележкой, пачкая сиденья, затягивает с собой. Поехали.

...Мужичонку домчали за семь минут. Копируя известного героя из фильма «Такси», Юра с издевкой бросает:

— Можете еще выпить чашечку кофе.

Пассажир хмурясь вытаскивает полтинник и еще десятку.

— Сейчас посмотришь, какая на вокзале банда, — говорит таксист и останавливает машину напротив привокзальной площади.

Не проходит и минуты, как из соседнего красного «Опеля» выходит весьма упитанный таксист.

— Брат, уезжай отсюда, — говорит он. — Стекла разобью.

Юра спорит.

— Ты не прав, брат, — «хозяин» ведет себя спокойно и уверенно. — Это место мое. Я за него плачу 150 долларов в месяц. Если сейчас не уедешь — позвоню своим, и тогда не обижайся. Машину отдашь.

Юра заводит двигатель... Едем в сторону центра. Уже включена рация, и диспетчер отправляет нас к «неинтересному» клиенту.

Юра неофициально сотрудничает с одним из городских «такси»: у него есть позывной, очередь на заказы, но в случае проблем «контора» за него не заступится.

— За каждый заказ, который поступил от диспетчера, надо заплатить четыре гривны, — объясняет Юра. — Рассчитываемся с конторой в конце недели. Денег с таких много не «собьешь» — только по прейскуранту. А если скажешь больше — могут в контору позвонить, и шеф выпишет тебе штраф. Три раза попался — уволен. Вот «бордюры», это те, которые на обочинах голосуют, — это интересно: тут сколько ни заработаешь — все твое.

— А междугородные заказы?

— Ну, такие мне не достаются. Сам видишь, машина старая. Нереспектабельная.

Мы проезжаем мимо ДТП. Гаишники уже оформляют протокол. Один из них выбрасывает жезл и останавливает Юру.

— Пассажир? — наклонившись к окну и не представившись, инспектор смотрит на меня.

— Нет, друг.

Гаишник улыбается.

— Тогда вылазьте, свидетелями будете. Нам протокол подписать надо.

Рассказ о том, что мы опаздываем на заказ, инспектора не впечатляет.

— Не хочешь? — спрашивает он у Юры. — Хорошо, тогда, пожалуйста, вашу лицензию и страховку.
Юра вздыхает и идет подписывать протокол, я плетусь следом. Закорючки ставим, даже толком не прочитав, что там написано.

— Свободны, — инспектор шуточно отдает честь.

Садимся в машину — тут же «радует» диспетчер: «Пять один» (позывной Юры), вы где ездите?! Клиент уехал. Сейчас вам будет звонить директор«. Ловим еще один «бордюр». Виртуозно просачиваясь сквозь пробки и переругиваясь с маршруточниками, Юра мчится на Маршала Жукова. Клиент — молодой парень с пивным «душком» — просит остановить не доезжая до места. Объясняет, мол, в туалет хочет, приспичило. Таксист выходит следом.

— И я тоже — отлить надо, — захлопывает дверцу и мне бросает. — А ты посиди в машине.

Жду минут пятнадцать. Юра возвращается один и закладывает двадцать пять гривен в пепельницу, которая служит кошельком.

— Козел, — комментирует он. — Думал, свалит, не заплатив. Видел я таких уродов.

...Доставив одного из пассажиров, наша машина останавливается неподалеку от седьмой городской больницы. Впереди несколько таксомоторов.

— Слушай рацию, — советует Юра. — Ты спрашивал о зонах, на которые поделен город.

Спустя несколько минут в эфир радиочастоты «вышел» мужчина:

— Красный «Форд», — шипит голос и называет госномер машины. — Покиньте это место, пожалуйста. Мы вас предупредили.

Таксист заводит машину и медленно едет в сторону центра города.

— Бить бы, конечно, не стали — уголовной ответственности боятся, — комментирует услышанное. — Но камень в лобовое могли бросить. Попробуй потом что-нибудь докажи.

Оказывается, многие таксисты работают сами на себя — без лицензий и радиостанций, «застолбив» определенное место в городе и не подпуская конкурентов. Чаще всего на окраинах и, конечно, на железнодорожном вокзале. Тут можно запрашивать любую плату, особенно с гостей столицы.

— На вокзале стоят так называемые «фильтровщики», — говорит Юра. — Гоняются только за дорогими междугородными заказами.

— Хуже всего нарваться на грабителей, — рассказывает Юра. — Когда везу компанию парней в отдаленный район — страшновато. Сколько случаев было, когда наших убивали...

Как рассказал водитель, в каждом такси есть свое «кодовое» слово, означающее тревогу.

— Ну, скажем, таксист почувствовал, что пассажиры вовсе не пассажиры, а грабители, включает тихонько рацию, говорит позывной и между делом — «глушитель порвало». Диспетчер знает: «глушитель порвало» — это сигнал о том, что клиенты не хотят платить, лезут в драку или стряслась другая беда. Тут же сообщает ближайшим машинам, что нужна помощь.

— А в милицию диспетчер звонит?

— Редко. Стараемся сами все улаживать.

— Тебе приходилось «глушителем» пользоваться?

— Нет, к счастью. Но приходилось выручать.

— А почему просто не сказать в рацию, что грабят или насилуют? Зачем эти шпионские штучки?

— Ну, это тебе кажется, что шпионские штучки. Буду, например, я кричать о помощи — дадут сразу чем-то по балде, да и все... А так они не знают, что подкрепление спешит. Таксисту самое главное — протянуть время.

За десять часов смены никто не пытался нас ограбить, но от постоянного сидения в одной позе, даже в удобных креслах, у меня затекла спина, а коленки дико болят. Заметив мои ерзания в поисках более удобной позы, Юра смеется:

— Это еще иномарка — в «Жигулях» вообще труба. Я тоже долго привыкал. Теперь задница железная — хоть сутками сиди.

«Сидеть» пришлось еще четыре часа. Смена закончилась в десять: итого почти пятнадцать часов таксист провел за рулем.

Заработали 130 гривен, за вычетом всех расходов. Много или мало? Если учесть стоимость запчастей для иномарки Юрия, которые регулярно «вылетают», получается мало.

— Ремонт дорогой, а машина старая, часто ломается, — говорит он. — Но если работать не лениться — жить можно. Вообще день хороший. В ДТП не попали, гаишники не оштрафовали. Клиентов много было. Спасибо, Господи.

Широко крестится и считает деньги.

— А ты ничего — везучий, — жмет на прощание руку. — Хочешь приходи завтра — еще поездим.

— Спасибо, — подумал я, на негнущихся ногах вылезая из салона. — Уж я лучше как-нибудь так... Журналистом.

Кирилл Железнов, «Крымский ТелеграфЪ»

Читайте также: