27 января 2011 г.

Зимний Судак

Лениво тявкнул подросший щенок, вылезший откуда-то из-под стены Судакской крепости. Озорные карие глазки выдавали забияку. Он то и дело пытался схватить меня за штанину. На счастье, в кармане оказалась конфета — и вот уже повеселевший пёсик шагал рядом, оглядываясь по сторонам и посматривая на меня в ожидании ещё сладенького. «Ну ты и хитрый парень, как, впрочем, все генуэзцы!» — вырвалось у меня, а мысли перенеслись в четырнадцатый век, во время отчаянных итальянских не то торговцев, не то пиратов, осевших в местных приморских городах — Солдайе, Кафе, Воспоро... Пёс, кажется, всё понял и громко залаял. Но его лай так и не смог разбудить уснувший зимний Судак.

Судак, Крым
Пройдя всю городскую набережную от мыса Алчак до Крепостной горы, увидел только несколько прогуливавшихся мам с колясками. А вот море штормило, пенные волны захлёстывали весь пляж. У одиноких рыболовов на пирсе, видно, никакого клёва не было, и они ушли подальше от солёных брызг выпить чего-нибудь согревающего, оставив брошенные удочки без внимания. «А куда спешить?» — ответил один на мой жест и махнул рукой в направлении оборвавшейся снасти.

Действительно, деньги за сезон заработаны, потому и можно плюнуть на оборвавшуюся леску, расслабиться, потягивая ароматное крымское вино.

«Да, сезон в прошедшем году получился», — говорит Надежда Ивановна, директор одной из частных туристических фирм Судака. Отдыхающие остались довольны экскурсионной и культурной программами и пообещали приехать ещё.

А вот в официальном Судакском бюро путешествий и экскурсий приватный оптимизм не разделили. Очень сетовали на то, что леса в августе были закрыты и потеряна значительная часть доходов. «А если этот запрет повторится снова? — говорят в турфирме. — Только музеями не вытянуть сезона, турист сейчас — да и всегда — разный, природы тоже требует».

Именно поэтому уже весной острым станет вопрос о посещении горно-лесной части Крыма в пожароопасный период. Надо искать выход: запрет, несомненно, на пользу природе, но отталкивает от полуострова туристов, уменьшает доходы. И думать надо уже сейчас, а не блаженствовать после удавшегося сезона.

Но в Судаке зимняя дремота ощущалась физически. Прошёл по знаменитой аллее от горсовета к набережной — никого. Открытыми оказались лишь три кафешки и два магазина. Всего насчитал около сотни, а в сезон их, может, и больше.

Зато кошек множество! Откуда они только берутся? Летом не встретишь, а в межсезонье картина одинакова как в Судаке, так и в Коктебеле, и Приморском, и других курортных местах. «Это „отдыхайки“ бросают!» — уверяет торговка сувенирами Ирина. Однако как-то не верится в жестокого отдыхающего, приехавшего на курорт со своим хвостатым и бессердечно оставившего его зимовать в Судаке. Скорее всего, местные. Просто летом биологическая ниша уже занята другими — отдыхающими, причём двуногими.

Тихо и у входа в знаменитую крепость, называемую Генуэзской. Чуть приоткрыты ворота, но групп с утра не было, как не было и одиночек-туристов. «Сейчас почти никто не приходит: зима», — говорит кассир. Цены, правда, продолжают кусаться. А может, стоит их уменьшить, например, в дни школьных каникул или вообще для учащихся: им летом не протолкнуться через эти окованные железом крепостные ворота. Толпы, особенно на костюмированных фестивалях рыцарей и всякой другой экзотики, сам видел.

А межсезонье — самая пора экскурсий для крымской детворы.

Полупустая маршрутка — я и водитель — увозит из Уютного в центр. У базара — люди. Но сразу видно, что почти все местные: никуда не спешат, разговаривают подолгу, прохаживаются. Цены на рынке — такие же, как и в других городах Крыма, сейчас о заоблачных судакских ценниках даже речи нет. Неожиданно встречаю знакомого из Феодосии. Олег в прошлом сезоне продавал всякие маски, зонтики, пляжные тапочки. Сейчас — картошку, сонно пояснил: «Сейчас картошка нужнее».

Располагаемся в уютном баре, наверное, потому и уютном, что не сезон. Можно не спеша попить кофе, поговорить с соседом по столику и скучающим барменом. И снова — о прошедшем сезоне, о закрытых лесах вокруг, о ценах, о времени настоящем. А вот о будущем мало кто думает — до весны по крайней мере. Именно потому не слышно на улицах привычного апрельского жужжания работающих инструментов и не пахнет свежей краской. Судак спит и, должно быть, видит сны о будущем лете.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: