21 ноября 2010 г.

Егор Минятт — «наш добрый Егор Леонидович»

К сожалению, имя этого человека, сделавшего очень много для Крыма, сегодня мало кому известно. Лёгкость, с которой забываются деяния людей достойных и благородных, не может не внушать опасения.

Егор Минятт

Так кем же был Егор Леонидович Минятт? Парадоксально, но нельзя дать однозначного ответа на этот вопрос. Он неоднократно избирался гласным Симферопольской городской Думы, председательствовал в ней в 1911–1913 годах, возглавлял Таврическое отделение медицинской кассы взаимопомощи имени Чистовича, был старшим врачом Сакской грязелечебницы. Но хронология его карьерного роста, зафиксированная в скупых на подробности архивных документах, не позволяет в полной мере представить, насколько насыщенной событиями была его жизнь.

В сравнении со многими гласными Симферопольской Думы Егор Леонидович был немногословен, не оставил после себя ни мемуаров, ни многостраничной переписки. Единственное, на что может рассчитывать исследователь его биографии, — характерная «врачебная» подпись на формулярах и официальных документах. Но, несмотря на скудость письменных свидетельств, можно утверждать, что Минятт пользовался уважением современников. По отношению к нему в обществе закрепилось «чеховское» обращение: «Наш добрый Егор Леонидович».

9 июня 1904 года, в день тридцатипятилетия врачебной деятельности, он был награждён приветственным адресом, а в 1919 году в газете «Южные ведомости» появилась заметка, посвящённая пятой годовщине со дня его смерти. Объясняется всеобщее почитание тем, что Минятт был человеком долга, за годами его общественной деятельности — десятки дел, осуществлённых на благо города, а за десятилетиями врачебной практики — сотни благодарных пациентов.

Окончив курс обучения в 1869 году, Егор Леонидович занялся частной медицинской практикой в Симферополе и вёл врачебный приём до последних лет жизни. В конце 70-х годов XIX века занимал должность, связанную с оказанием медицинской помощи работникам Лозово-Севастопольской железной дороги. Однако становление Минятта как видного общественного деятеля, учёного и опытного врача-практика связано с Сакской грязелечебницей. Крымская война и передача грязелечебницы на пятнадцать лет в аренду частному лицу негативно сказались на её состоянии. Неумелое использование рекреационного потенциала грязелечебницы поставило под сомнение целесообразность дальнейшей эксплуатации озера. Перевод лечебного заведения в ведение земства в 1881 году совпал с назначением Егора Леонидовича на должность старшего врача. Два года продуманной административной и кропотливой научно-исследовательской работы вывели учреждение из кризиса, заставили земство с большим вниманием отнестись к финансированию курортно-лечебного центра. В 1890 году Егор Леонидович был повторно назначен на должность старшего врача Сакской грязелечебницы и исполнял свои обязанности вплоть до 1904 года. Интересно, что именно Минятт был лечащим врачом Леси Украинки, проходившей курс лечения в 1890 году.

Так лечили грязью в начале прошлого века

Егор Леонидович в Симферополе трижды менял место жительства: в архивных документах, датированных различными годами, упоминается и дом Сидоровича на Приютинской улице (ныне ул. Пушкина), и дом Смирнова на Долгоруковской (Карла Либкнехта) улице (1887 год) и наконец его собственный дом на углу Дворянской (Горького) и Губернской (Желябова). Последнее здание (ул. Горького, 27) сохранилось: сегодня в нём находится управление труда и социальной защиты населения Железнодорожного района Симферополя. С этим домом связана почти детективная история. После смерти Минятта постройка перешла в собственность города и вскоре была занята Конторой водных изысканий, которую продолжительное время возглавлял Карл Кельтсер, известный специалист по изучению водных ресурсов Крыма. Организация занималась как разработкой исследовательских проектов, связанных с «обводнением» губернии, так и юридическим сопровождением вопросов водоснабжения и водопользования. Весной 1915 года из кассы конторы были похищены четыреста пятьдесят рублей, в связи с чем в архивных документах и появилось подробное описание одноэтажного дома, который по-прежнему назывался «домом Минятта», и сада, ограждённого высокой четырёхаршинной стеной.

Минятт был вдохновителем и спонсором создания Симферопольской медико-санитарной лаборатории (1895 год). Строительство здания (оно находилось в районе площади Ленина) финансировалось поэтапно, причём большая часть средств — шесть с половиной тысяч рублей — поступила именно от Минятта. Он за свой счёт оборудовал лабораторию специальным инвентарём для проведения химических исследований, а в 1909 году выделил средства для электрификации учреждения. Им передана в дар лаборатории обширная медицинская библиотека. Документально подтверждено, что в первом десятилетии ХХ века Симферопольская медико-санитарная лаборатория по количеству и сложности проводимых исследований лишь немногим уступала лучшей в Российской Империи Санкт-Петербургской лаборатории. Исполнительность и скрупулёзность сотрудников санитарного бюро и персонала лаборатории, ежедневные обходы рынка, совершавшиеся с образцовой бдительностью, а также ощутимые штрафы за «санитарные нарушения», которым подвергались поставщики испорченной продукции, позитивно повлияли на качество продуктов. Так, например, за продажу мяса или колбасы сомнительного качества продавец был обязан уплатить штраф в размере от пяти до тридцати шести рублей, молока, разбавленного водой, — десять рублей, прогоркшего масла — от восьми до шестнадцати рублей, кондитерских изделий, подкрашенных анилином, — от десяти до пятидесяти рублей (в ценах 1911 года). Средний размер заработной платы городского жителя в указанный период составлял приблизительно тридцать рублей. В компетенцию медико-санитарного бюро входили контроль качества воды, потреблявшейся населением города, слежение за соблюдением требований гигиены и санитарии при организации процессов производства.

Так что, говоря об организации санитарного дела в Симферополе или об истории грязелечения в Саках, было бы не только несправедливо, но и просто невозможно не упомянуть имени Егора Минятта, человека, чья фамилия звучит очень символично (тюрк. «минят» — «благодеяние», «благодарение за добро») и достойно.

Диана Аверина-Луговая, «Крымская Правда»

Ссылки по теме: