28 июля 2010 г.

О появлении первых автомобилей на улицах Симферополя

«Форды», «Линкольны», «Селены», элегантные «Мустанги», «Мерседесы», «Ситроены» — как в песне Владимира Высоцкого. А ещё «Москвичи», «Жигули», «БМВ», «Опели», «Волги», «Таврии», «Газели», «Богданы», КамАЗы, ЗИЛы, «Вольво», «Мазды»... каких только четырёхколёсных «друзей» человека не встретишь сегодня на улицах Симферополя. Они проносятся, иногда пронзая городской шум короткими «ругательными» сигналами, жмутся в пробках, красуются тюнинговыми наворотами. Каждое лето количество автомобилей на наших улицах увеличивается — вот киевские номера, полтавские, российские, вот белорусские, а вот пожаловали гости из какой-то евросоюзовской страны. И уже совсем не верится, что всего лишь сто шесть лет назад «самокаты», «автоматические экипажи» симферопольцам, да, пожалуй, и всем крымчанам, казались чем-то явно нереальным.

Так выглядел первый автомобиль в Крыму

Представьте: вы мирно прогуливаетесь, наслаждаясь тишиной осеннего города, вдруг мимо с рёвом прокатывается доселе невиданное сооружение «на четырёх колесах и без лошади». Страшновато? Крымчане, жившие в начале XX века, наверняка испугались, а очевидцы потом, наверное, ещё долго вспоминали о чуде, сопровождая рассказы всё новыми и новыми, порой откровенно выдуманными подробностями. Но факт есть факт: в 1901 году на территории полуострова появился первый автомобиль. Правда, случилось это не в губернском граде Симферополе, а в приморской Ялте. Венгерский инженер Гёза Ковач, путешествуя на своём автомобиле по Европе, доехал до Одессы, а оттуда на пароходе — в Ялту, вместе с автомобилем, разумеется. И 19 сентября выкатил на городскую набережную. Венгр вошёл в нашу историю не только как первый автотурист на первом в Крыму автомобиле (кстати, развивавшем скорость до 50 вёрст в час, то есть более 53 км/ч, но и как виновный в ДТП. Неподалёку от Гурзуфа рокот автомобиля Ковача до того напугал лошадь, впряжённую в двигавшийся навстречу экипаж, что та, резко рванув, попросту опрокинула экипаж вместе с пассажирами. О травмах, полученных ими, сведения до нас не дошли, зато точно известно о наказании, которому был подвергнут иностранный турист: согласно Книге рекордов Крыма суд признал Ковача виновным и вынес решение о выплате 120 рублей в возмещение морального и материального ущерба пострадавшим.

Это сейчас за всеми дорожно-транспортными происшествиями под силу уследить только гаишникам, а в начале прошлого века, когда авто были в новинку, новость о любых происшествиях с их участием мгновенно разносилась по полуострову. Вот ещё одно из занесённых в Книгу рекордов Крыма, возможно, из-за того, что некий господин Миклошевский стал просто асом нарушений.

«Живущий в Севастополе Миклошевский имеет автомобиль, на котором возит пассажиров между Севастополем и Ялтой. 13-го числа сего ноября (1907 г. — Прим. сост.) означенный автомобиль наскочил и разбил станционное ландо, в котором ехал из Ялты в Севастополь редактор „Московского листка“ господин Пастухов. К счастью, и Пастухов, и кучер отделались только тем, что вынуждены были восемь вёрст пройти пешком до станции.

Кстати: Вы можете арендовать автомобиль в Крыму

15-го числа тот же автомобиль наскочил на станционный мальпост и своей осью сломал ногу у пристяжной лошади. И вообще ни одна встреча с автомобилем Миклошевского не обходится без столкновений».

Спустя всего полгода после триумфального проезда венгерского инженера по крымским дорогам в губернском городе появились свои автомобили.

С ходатайством перед городской управой о выдаче разрешения на устройство в столице автомобильного сообщения выступил потомственный почётный гражданин города Илья Черкес. В марте 1902 года после долгих обсуждений городская управа и техническая комиссия разрешили «сообщение на самокатах». Появился и техосмотр — согласно постановлению специальная комиссия обязана была осматривать частные автомобили, а владельцы не должны были этому препятствовать. Впрочем, работы у спецкомиссии было немного — даже к 1909 году в городе насчитывалось всего 14 авто.

У каждого — свой номерной знак, его выдавали бесплатно на год. Устанавливалась, как сказано в «Историческом калейдоскопе», выпущенном к 220-летию столицы, и такса «за проезд от дома Христофорова (сейчас площадь Куйбышева) до дома Бухштаба (угол проспекта Кирова и улицы Карла Маркса) — 5 копеек. От центра до вокзала — 10 копеек».

А вот появлению междугородных автоперевозок полуостров обязан одесситу. В 1904 году Вольдемар-Георг Трепке получил патент, согласно которому мог перевозить пассажиров по маршрутам Севастополь — Симферополь, Севастополь — Ялта, Алушта — Симферополь. Ездили по мере необходимости и долго — скорость передвижения ограничили 15 верстами в час (верста — 1, 0668 км). Через пару лет появилось регулярное автосообщение между Симферополем и Евпаторией. Это нынче туда ходит масса автобусов, маршруток и такси, а тогда был лишь один автомобиль, и первым перевозчиком стал купец Сеферов, приобретя право на частный извоз по маршруту. «Билет» пассажиру обходился в 6 рублей. Вдвое меньше стоила поездка из Симферополя в Карасубазар (Белогорск) на автобусе — двенадцатиместный, он начал регулярно курсировать между населёнными пунктами в 1909 году.

Вместе с регулярными перевозками возникла и необходимость обозначить место отбытия-прибытия автотранспорта — появился в Симферополе автовокзал. Впрочем, это громко сказано — вокзал, сперва — небольшая автостанция. Находилась она на месте нынешнего магазина «Мелодия». Возможно, на самом видном месте висел прейскурант: в 1911 году отсюда можно было уехать на автомобиле в Евпаторию за 4-5 рублей, в Алушту за 4, в Ялту за 5-6 рублей, за багаж платили 50 копеек с пуда (16,38 кг).

В начале первой мировой войны, когда подорожал бензин, стоимость билетов увеличилась вдвое. В 1912 году рядом с автостанцией в своеобразном треугольнике, образованном улицами Салгирной (проспект Кирова), Греческой (улица Одесская) и переулком Еврейским (переулок С. Урадова, практически не сохранился) построили трёхэтажный торговый центр — пассаж Анджело. Ожидая своего рейса, пассажиры с удовольствием прогуливались по его магазинчикам: кто-то купить в дорогу отличные товары местного производства, кто-то просто поглазеть. Было на что. Скульптурные фигуры атлантов и кариатид, ажурные фонари и небольшой бассейн с золотыми рыбками — внутри, на фасаде — барельеф из цветного камня — огромная голова сфинкса с загадочным взглядом. После революции сфинкс стал охранять уже автостанцию. Её перевели в пассаж, здесь же разместились туристическое бюро — акционерное общество «Крымкурсо», кооператив «Крымский шофёр». Торговли в пассаже не было, впрочем, и само название «Пассаж», уже без фамилии Анджело, употреблялось исключительно как ориентир. Теперь здание именовалось «Автостанция Союзтранса». Примечательно, что красоту центра удалось сохранить вплоть до Великой Отечественной, потом часть убранства фашисты вывезли в Германию, а перед отступлением и вовсе подожгли здание. Знакомый нынешним симферопольцам «новый красавец автовокзал», как сообщала «Крымская правда», у столицы появился 25 января 1960 года, первое десятилетие отбоя от пассажиров не было: ежедневно осуществлялось до 300 рейсов во многие уголки Крыма и Союза.

Но это всё случится значительно позже, а пока в губернском центре разрабатывали правила дорожного движения и думали о налоге с владельцев транспортных средств. Первые на полуострове автомобильные правила утвердили весной 1908 года. Среди них — ограничение скорости до 5 вёрст в час, запрет «езды в перегонки», допуск к управлению авто лишь выдержавших специальное испытание. Зимой этого же года ввели налог: бюджетная комиссия Симферопольской городской думы установила сбор в пользу города по 1 руб. с каждого велосипеда (этот вид транспорта тоже стал модным) и «с каждой силы автоматических экипажей», двигающихся по улицам города.

Впрочем, несмотря на продвинутый вело- и автотранспорт, особой популярностью у горожан ещё очень долго пользовались пролётки, дрожки, брички, телеги, в которые впрягали бойко цокающих копытами по брусчатке лошадей. «Водителю кобылы» в начале прошлого века приходилось платить больше, чем автомобилисту: с вокзала в город или обратно днём 40 копеек, ночью 50.

В черте города — днём 20, ночью 25 копеек, на братское кладбище (Петровская балка) — 60. Зато загазованности и пробок тогда в помине не было.

Наталья Пупкова, «Крымская Правда»

Читайте также: