2 июня 2010 г.

Все дороги ведут на Опук

Все дороги ведут на Опук, - именно так считает заведующий научным сектором Опукского природного заповедника Александр Сёмик. Биолог по образованию и призванию, он работает с самого начала создания этого природоохранного учреждения и уже стал и историком, и географом, ведь место уникальное во всех отношениях. И свой опыт вместе с восторгом от интереснейшей природы Александр Михайлович щедро передаёт молодому коллеге — специалисту по экологическому образованию Алексею Деваеву. Именно эти люди знают об Опуке многое, даже такое, о чём и не задумываешься. Например, о редчайших животных или о морском змее — твари вообще занятной...

Александр Сёмик - заведующий научным сектором Опукского природного заповедника

Создан был заповедник двенадцать лет назад. Главная цель — сохранение биологического и ландшафтного разнообразия Опука и его прибрежной зоны. Ведь эта местность обладает большой природоохранной и исторической ценностью для изучения природных процессов и явлений, разработки научных основ охраны природы. В состав заповедника входят сам мыс Опук, одноимённая гора с красивейшими скалами на склонах, озеро Кояшское, гора Приозёрная и знаменитые Скалы-Корабли (Элькен-Кая), что в четырёх километрах от берега. Гора Опук, с виду обыкновенная продолговатая вершина высотой 183 метра, сложена меотическими рифовыми известняками. Сверху гора уплощена, зато склоны изобилуют уступами, расщелинами, обрывами — свидетелями длительного взаимодействия внутренних и внешних сил Земли. Регион разнообразен множеством представителей флоры и фауны. Почти два десятка видов птиц заповедника занесены в Красную книгу Украины. В растительном покрове господствуют степные виды трав, встречаются заросли кустарников — шиповника, тёрна, боярышника, крушины, бирючины. Всего же здесь произрастает триста двадцать пять видов высших растений, из которых сорок пять — редких и исчезающих. Тому, кто придёт сюда весной, Опук подарит ещё одно цветное чудо: жёлтые, белые, малиновые, пурпурные и даже чёрные тюльпаны.

И всё-таки в своей основе Опукский заповедник — место гнездовья редких птиц, таких, как сыч, чайка-хохотун, сапсан, баклан, жулан. Да ещё в период пролёта тут бывает не один десяток видов перелётных птиц. Но особенно интересна жизнь розового скворца. Этот самый розовый скворец и стал визитной карточкой Опука. Популяция птицы, по словам Александра Сёмика, начала увеличиваться. Хотя скворцы не постоянные жители скалистых опукских склонов, здесь только высиживают яйца и выводят потомство, а вот живут и в Иране, и в Афганистане, и ещё где-то там, на Среднем Востоке. Но почему они прилетают на Опук дать жизнь последующим поколениям, так и остаётся загадкой.

Как и таинственные и опукские гроты у самого уреза воды. Оказывается, в них вернулся тюлень-монах, единственное черноморское ластоногое животное, фактически исчезнувшее из наших мест много лет назад. И тут находка — парочку уже видели егери заповедника, начали их изучение и научные сотрудники заповедника. Это поистине научное открытие, ведь тюленей-монахов в природе осталось не более тысячи особей. Чуть больше повезло дельфинам, но и они уже редкость. Однако в день посещения заповедника в бухточках Опука несколько афалин, резвясь, загоняли рыбёшку.

Опук, Крым

Да, тюлень-монах, дельфины — история их интереснейшая. Но узнал ещё об одном феномене Опука — о морском змее, которому некоторые искатели приключений даже имя дали — Блэкки. Ухмыляется в седые усы Сёмик: «А вы видели когда-нибудь, как идёт хамса? Это же целый ручей в море, только спинки переливаются! А со стороны кажется, что-то змееобразное плывёт, даже жутко становится». И ещё рассказывает о безногой ящерице — из семейства веретениц, в народе прозванной глухарём. Очень пугливое животное, оно спасается бегством от объекта беспокойства и уходит, изгибаясь кольцами. А уж со страху можно в этом и змеевы горбы углядеть, и вообще мало ли что придумать! Хотя на Опуке есть и крупные змеи, желтобрюхий полоз, например. Встреча с ним тоже запоминается навсегда — по виду почти удав всё-таки.

Но только природной компонентой Опук не исчерпывается. Любознательный турист увидит здесь остатки прошлых веков и рас. Античный город Киммерик существовал почти тысячу лет — с V века до нашей эры по IV век нашей эры. Раскопки археологов вскрыли руины мощной цитадели, жилых домов, хранилищ для зерна и воды. Как говорят учёные из Южно-Боспорской археологической экспедиции, вокруг заповедной горы было множество находок, свидетельствующих о заселении этих степей ещё в бронзовом веке, а уж в античное время и средневековье — тем более.

А в конце девяностых годов уже прошлого века Опук порадовал и озадачил историков находкой уникальной... Сенсацией в научном мире стала каменная стела с высеченными на ней надписью из четырёх рунических символов и изображением креста в круге. Это был вид письма, который использовался со второго по седьмой век нашей эры, то есть в канун эпохи викингов. Исследователи находки, археологи В. Голенко и А. Джанов, полагают, что надпись на камне, обнаруженном на горе Опук, относится ко второй или третьей четверти IV столетия. Тогда на горе была возведена крепость, которую, возможно, защищали служившие боспорским царям герулы, древнегерманская каста воинов-магов. Эзотерики считают, что руны — это не столько буквы древнегерманского алфавита, сколько магические символы, позволяющие проникнуть в потусторонний мир. Владение грозными мистическими силами позволяло человеку во время боя превращаться в огромного волка, неуязвимого для противника. Может быть, камень был частью алтаря в святилище, где происходило посвящение в воины-маги? Кто знает...

Опук до того как стал заповедником, был военным объектом, а его окрестности и до сих пор используются в качестве полигонов. Хорошо хоть учения на них редки, вот и плодится живность в тишине и покое. По сообщению А. Сёмика, на Опуке и в его окрестностях уже насчитывают до тысячи видов животных — от зверей до насекомых. Другое дело, что уникальное место не даёт покоя облизывающимся нуворишам. Жаль, что местная власть на стороне не розовых скворцов, а «голубых воришек». Уже несколько лет сотрудники научно-природоохранного учреждения не могут добиться согласования актов на землепользование. Видимо, это выгодно определённым кругам.

Но, находясь на Опуке, проходя по экологической тропе, созданной работниками заповедника (зарабатывать-то надо!), совсем не думаешь о проблемах. Смотришь на уходящие в вечернюю зарю горько-солёные озёра и сиреневые холмы и вспоминаешь, что Максимилиан Волошин чётко причислил опукские горизонты к легендарной Киммерии. Помните? «Курганы и сопки унылых берегов Босфора Киммерийского; солёные озёра, выветренные коридоры и каменные корабли горы Опук; усыпанные точно спелой пшеницей, оранжевые отмели широких дуг Феодосийского залива; Феодосия с чёрным кремлём генуэзских укреплений, Коктебель с венецианским городищем и готическим нагромождением Карадага; Меганом с благородно сухими, чисто греческими очертаниями; Судак с его романтической крепостью; Новый Свет со своими разлитыми можжевельниками — извилистый и глубокий, как внутренность раковины, — вот одно только побережье Киммерии». Страна, которой официально географически нет и которая есть, и по-другому её не назвать. Солнце, восходящее над Киммерией, первым видят с Опука, и оно согревает всё живое на горе и разгоняет ночной сумрак. И запевает Опук птичьими голосами, шипит водяным ужом, пыхтит забиякой-дельфином. И уходит всё глупое и злое, ведь жизнь под солнцем вечна.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»

Читайте также: