5 февраля 2010 г.

Дом в Симферополе, в котором был Черчилль

Ялтинская конференция — событие настолько значимое и известное, что из разряда чисто исторического давно переросло в то, что сегодня называют модным словом бренд. Туристы со всего мира с удовольствием приезжают в Крым, чтоб увидеть дворцы, принимавшие делегатов, послушать легенды и анекдоты о лидерах трех держав, которые никто не может ни подтвердить и ни опровергнуть, купить на память копию знаменитого фото в итальянском дворике Ливадийского дворца, да и обзавестись собственным изображением на фоне истории. 65-летие конференции еще больше подогрело интерес ко всем тем местам, где бывали Сталин, Рузвельт и Черчилль в феврале 45-го. Ко всем, кроме одного.

Черчилль, Рузвельт и Сталин
Слева направо: Черчилль, Рузвельт и Сталин

Долгие годы никого не смущала одна вроде бы незначительная неточность, касающаяся прибытия делегаций. Сталин приехал в Крым на поезде. Американский президент и английский премьер-министр — на самолетах. Приземлились они на аэродроме «Саки», откуда отправились к крымским дворцам уже в автомобилях. Э. Стеттиниус в книге «Рузвельт и русские» пишет, что американская делегация одолела путь от Сак до Ливадии за шесть часов. А Черчилль, как он сам вспоминал в своих мемуарах, оказался в Алупке лишь через восемь часов. Дорогу от Ливадии до Алупки автомобиль в 40-ые годы преодолевал минут за тридцать. Значит, имеем лишние час — полтора. Где же был Черчилль все это время?

«В студенческие годы я познакомился с Сергеем Ивановичем Шантырем, — рассказывает Владимир Николаевич Гуркович, историк, краевед и публицист. — Он был известным крымским журналистом, участником обороны Севастополя. Очень любил поговорить о Ялтинской конференции. И особенно уважал английскую делегацию. И вот почему: когда он был тяжело ранен на Мекензиевых горах, его лечили английскими медикаментами. На всех пачках была надпись «Help Russia».

Симферополь, дом на ул. Шмидта, 15
Симферополь, дом на ул. Шмидта, 15

Именно от него Владимир Николаевич и услышал впервые о том, что Черчилль останавливался в Симферополе в доме № 15 по улице Шмидта. Вместо гонорара за информацию он попросил Гурковича... установить мемориальную доску на этом старом особнячке как бы в благодарность за медикаменты, предоставленные англичанами.

В то время, а это была эпоха Брежнева, выполнить такую просьбу было весьма проблематично, несмотря на то, что Владимир Николаевич работал в правлении Крымской областной организации общества охраны памятников истории и культуры. Но со временем мемориальная доска появилась, правда это никак не повлияло на судьбу дома. Старый запущенный особнячок медленно, но верно разрушается под тяжестью своих ста лет.

Подготовка к конференции была очень тщательной. Продумывалась каждая деталь. Дорога до Алупки в 40-е годы имела протяженность 150 км, и, хоть была заасфальтирована, имела множество спусков, подъемов, поворотов, что очень утомляло пассажиров и водителей. Учитывая этот фактор, а также то обстоятельство, что члены делегаций должны были проследовать на южнобережье после долгого перелета (авиатранспорт тогда был не столь комфортен, как сегодня), было принято решение устроить промежуточные пункты отдыха.

Дом на Шмидта выбрали, так как он располагался как раз близ маршрута следования и находился в тихой части города, где было легче организовать эффективную охрану. К тому же двухэтажный особняк был весьма привлекателен своей модерновой архитектурой. Он был построен в 1907 году одним из семейства Раковых, среди которых в Крыму было немало известных и состоятельных людей (Раков Митрофан Дмитриевич в это же время был симферопольским градоначальником). Считается, что хозяином этого дома был фабрикант. После революции здание было национализировано и приспособлено под что-то вроде гостиницы. Здесь во время визитов в Симферополь останавливались партийные деятели. Во время войны здание под свои нужды использовали немцы. Сменив за 38 лет немало хозяев и постояльцев, особняк сохранился в прекрасном состоянии и как раз подходил для встречи таких именитых гостей.

Еще одно подтверждение тому, что Черчилль на самом деле останавливался в бывшем особняке Ракова, Гуркович получил, познакомившись с ветераном госбезопасности Уткиным, который 3 февраля 1945 года принимал участие в охране дома на Шмидта. Он рассказал Владимиру Николаевичу, что в этот день Черчилль в бывшем особнячке Ракова действительно был, что сопровождении нескольких лиц он прибыл в особняк где-то в обеденное время. Приехали они на пяти или шести автомобилях. Премьер-министр как и вся делегация, был одет в военизированную одежду, поэтому его тяжело было выделить и узнать издалека (а на близкое расстояние никого не подпускали), скорее всего, он так одевался ради собственной безопасности, которую и без того обеспечивала целая зенитная батарея, стоявшая там, где сейчас располагается Детский парк.

Британский премьер был в здании не больше часа. Он один раз вышел на балкон с сигарой, пока курил, смотрел по сторонам и в небо. Интересно, куда потом делся его окурок? Не так давно в Великобритании недокуренная сигара Черчилля была продана на аукционе за 7 тыс. долларов.

Впрочем, и двадцать таких окурков не окупили бы все те затраты, которых требует дом на Шмидта сегодня. Скульптура льва (кстати, лев — символ Великобритании) давно уже потеряла свой изначальный облик и смотрит на мир пустыми глазницами. Облезшая штукатурка и трещины в стенах соседствуют с пристройками недавних времен. От былой роскоши не осталось и следа. После войны особняк был заселен простыми симферопольцами. «Мой отец как участник войны получил здесь квартиру на втором этаже, — рассказывает Татьяна Лунина. — Я здесь родилась, выросла и живу по привычке, просто потому, что здесь все мое, знакомое. Но когда речь идет заходит об истории дома, мне становится просто стыдно».

Стыдиться нужно не Татьяне Михайловне, а городским властям, которые спокойно ждут, когда этот дом разрушится сам собой. За время независимости он ни разу не ремонтировался. Иностранцы сюда тоже не заезжают, их больше интересуют дворцы, где останавливалась и работала делегация. Так особняк и дряхлеет без внимания и ремонта. За сто с лишним лет его стены принимали людей разных сословий, национальностей, рангов и судеб, среди которых была и столь выдающаяся личность как Черчилль. Тяжело предположить, сколько еще он сможет выстоять. Придут новые «раковы» (фабриканты или градоначальники) и построят новое здание, но это уже будет совсем другая история.

Татьяна Береговая, «Крымское Эхо»