8 июля 2009 г.

Водопады речки Ускут

Падающая вода всегда тянет человека — любоваться, смыть негатив, просто дышать целительной влажностью микробрызг. Потому так популярны водопады и в Крыму. Но кроме знаменитых крымских Джур-Джура и Учан-Су есть и безымянные, малопосещаемые — но так же тянущие к себе. Такой каскад водопадов находится и в верховьях речки Ускут. Эта речушка вполне может называться и партизанской, хотя имеет и без того множество имён.

Речка Ускут, Крым

Ускут, Ускют-Озень-Айшар, Айсхар-Езень, Ак-Фортла, Алагат-Узень — вот названия реки, начинающейся у перевала Кокасан-Богаз в лесистом ущелье. Это внизу, в стремительном беге к Чёрному морю она протекает через село Приветное и с незапамятных времён носит название этого населённого пункта. Перевод только самого распространённого названия уводит в джунгли языкознания. Ус, уст, уску — слова, переводимые с тюркских языков как «верхний, верхняя часть, наверху», а вот кут — «счастье», а на ногайских наречиях вообще «жизненная сила, дух». Счастливый верх, добрые верховья? Иной раз там, у моря, речка проявляла свой нрав и смывала виноградники и даже дома, причиняя беды людям.

А вот верховья, от отвесов скал Хыргуча и Кыз-Каи, обильно поросли малохоженным лесом. В месте выхода водотока из теснины река несколько раз прыгает с уступов скал. Это и есть пока малоизвестные Ускутские водопады. Побывать на них в летнюю жару — не просто удовольствие. Оказалось, что это и момент истины, подчас ускользающей, но почему-то постоянно преследующей в карасубазарских, зуйских, старокрымских лесах. Лесах партизанских, где крови вылито под буки и дубы ох как немало. Потому и чувство такое, что кто-то смотрит в твою душу, вглядываясь в помыслы: не солги о той лесной войне. Даже ошарашивающие струи холодного Ускута убирают это чувство только на несколько мгновений. А потом снова накатывает...

Чуть ниже водопада, в корнях кустарника, приметил какую-то железку. Любопытство — двигатель прогресса, и вот уже с помощью ножа пробую вытащить что-то плоское и алюминиевое. Но пока не перерезал все корни, проросшие через фигурные отверстия в пластине, вытащить штуковину не смог. Но вот корешки перепилены, тяну, поворачиваю: вот это да! — на немецком слова: «Газ», «Форсаж», «Радиатор», «Вверх», «Вниз»... Неужели сектор управления двигателем немецкого самолёта? Обмыл в Ускуте пластину, точно — шкала положений ручки управления двигателем. Уверен, что с 1944 года в этих краях Белогорья не было в воздухе ни одного германского самолёта. Значит, с той поры валяется тут, на изгибе речки, кусок какого-то «юнкерса» или «мессершмитта». То, что против крымских партизан применялась авиация, общеизвестно, но вот непонятно, кто сшиб фашистского стервятника в теснину Ускута — партизаны ли, наши лётчики или банальная авария? Но как бы там ни было, упокоился самолёт где-то тут, конечно, более крупных деталей не найти. Тому и лес, и люди причиной. Может, вспомнит кто о сбитом над карасубазарскими лесами самолёте люфтваффе?

Конечно, спросил о нём бывших партизан, которые как раз в то воскресенье собрались на Нижнем Кокасане. Увы, никто из уже маленькой когорты народных мстителей не вспомнил эпизода с падением самолёта. Зато других воспоминаний в этот день наслушался — на целую книгу. Ежегодно на кокасанских полянах в начале июня собираются бывшие бойцы Ичкинского партизанского отряда, их внуки и правнуки.

Так было и на этот раз. Не одна сотня крымчан от мала до велика прибыли на Кокасан. Но вот бойцов-партизан, ныне убелённых сединами и утяжелённых наградами, всё меньше с каждым годом. Памятник погибшим партизанам утонул в цветах, слёзы на лицах бывших партизан быстро высушило высокогорное солнце.

После официальной части, небольшого митинга, минуты молчания и возложения цветов к памятнику на полянах резвились дети, все разговаривали, вспоминали, танцевали и выпивали фронтовые сто грамм. Наверное, так и должно быть теперь, ведь это — наш мирный лес, который хранит воспоминания о былых боях.

Посчастливилось поговорить с известным директором народного музея Ичкинского партизанского отряда, ветераном Великой Отечественной войны и крымского партизанского движения Николаем Олейниковым. Николай Иванович рассказал историю легендарного партизанского отряда.

В районе Нижнего Кокасана базировался Ичкинский отряд под командованием Михаила Чуба. Третьего ноября 1941 года вблизи расположения партизан появилась группа бойцов из 294-го пограничного полка. Охраняя военный госпиталь, они отходили со стороны Карасубазара (сейчас — Белогорск) на Ускут (ныне Приветное).

За пограничниками по пятам шли фашисты. Десятки раненых были под угрозой гибели. Стремясь отвлечь на себя силы противника и дать пограничникам возможность уйти от преследования, партизаны вступили в неравный бой. Умело используя особенности местности, отряд Чуба несколько часов удерживал фашистов в районе Кокасана и смог разгромить крупное вражеское подразделение.

На счету Ичкинского отряда немало других смелых и дерзких операций. Третьего января сорок второго года ичкинцы совершили нападение на вражеский гарнизон, находившийся в селе Ени-Сала (Красносёловка). При этом они захватили радиостанцию и обоз. Тринадцатого января партизаны уничтожили большое количество гитлеровцев в бою на «подковке». Это место в трёх километрах от Нижнего Кокасана, в сторону Приветного.

Дорога там делает крутой поворот, над которым подковообразным выступом нависает горный лесистый откос. Сюда и привёл Чуб отряд. Разделившись на три группы, партизаны заняли боевые позиции в центре «подковы» и на её концах. Когда фашисты втянулись в зигзаг дороги, патриоты открыли огонь из пулемётов и автоматов. Немало гитлеровцев нашли здесь свою смерть. Четырнадцатого мая 1942-го в бою с карателями, окружившими во время прочёса место дислокации отряда, ичкинцы уничтожили весемьдесят пять гитлеровских солдат и офицеров. Увы, и отряд понёс большие потери.

В мае сорок второго Михаил Ильич Чуб возглавил 1-й партизанский район, а в октябре он в числе других партизанских командиров был награждён орденом Ленина.

А вот от устроителей праздника, прежде всего местного лесника, «кокасанского лесного директора», как в шутку называют Виктора Пояркова, можно узнать историю создания известного памятника на поляне. Дело в том, что в 1941-1942 годах вблизи Нижнего Кокасана кроме ичкинцев действовали Джанкойский и Карасубазарский партизанские отряды, а в 1943-44-м — 2-я бригада Восточного соединения. Воевали, выживали, гибли... В 1964 году на братской могиле патриотов, погибших на Нижнем Кокасане, установлен памятник. Он сооружён по проекту Н. Г. Галича, бывшего командира одного из партизанских отрядов Восточного соединения.

Вот так замкнулись история партизанских отрядов в крымском лесу и день настоящий, омытый в лесистом ущелье холодными струями Ускута. Природа, мало тревожимая здесь отдыхающими, таит много загадок — от сбитых самолётов и таинственных водограев до отдалённого эха партизанского боя.

Сергей Ткаченко, «Крымская Правда»