4 февраля 2009 г.

Форосский парк

Сегодня мы неспешно прогуляемся по Форосскому парку, который, как пишется в серьёзной литературе, «является одним из лучших ландшафтных памятников Крыма».

Форосский парк

Давайте пройдёмся по малолюдному зимнему парку. Даже хорошо, что малолюдно: есть возможность спокойно погулять, побыть «наедине с собой». Форосский парк действительно поражает своей красотой, какой-то логичностью и последовательностью. Каждое дерево и куст «знают своё место», и возникает впечатление, что к красоте этой ничего ни прибавить и ни убавить. Это и называется ландшафтное искусство.

Кто же создал это чудо? В 1887 году «чайный король» Александр Григорьевич Кузнецов купил здесь двести пятьдесят четыре десятины земли, на которой ещё Потёмкин пытался акклиматизировать привезённые из Средиземноморья саженцы кедров, лавров, пиний, кипарисов. После приобретения участка в имении «Форос» Кузнецов решил полностью перепланировать насаженный там парк, который был обозначен на картах ещё в 1834 году. Для этой цели он пригласил известного в то время художника-пейзажиста, профессора академии художеств Юлия Юльевича Клевера и садовода Энко. Уход за насаждениями вёл кандидат агрономии, управляющий имением Янин. Благодаря посадке достаточно оформившихся деревьев, привозимых из разных уголков Европы, Азии и Америки, Кузнецов за пять-шесть лет на пустом месте создал один из лучших парков Южнобережья. Были сохранены растения естественного южнобережного леса и добавлены экзотические, субтропические, великолепно слившиеся с аборигенами в единое целое.

По разнообразию диковинных растений Форосский парк соперничал с Никитским ботаническим садом, а по красоте ландшафтной композиции — с парком Алупкинского дворца графа Воронцова. Парк был заселён множеством редких птиц и животных. На вопрос, во сколько обошёлся этот райский сад, Кузнецов отвечал: «Во столько, во сколько сложится сумма всех сторублёвых кредиток, если устлать ими поверхность сада».

Площадь Форосского парка составляет семьдесят гектаров, из которых тридцать заняты культурными насаждениями (нижняя и средняя зоны), а сорок представляют собой лесопарковую (верхнюю) зону.

Парк в Форосе

Мы начнём свою прогулку с нижней части Форосского парка. Конечно, наше внимание привлекут и вызовут восхищение наклонившиеся прямо на набережную стволы красивых хвойных деревьев. Этот вид сосны называется сосной аллепской. На фоне голых лиственных деревьев аллепская сосна выглядит особенно эффектно. Ей нипочём морские брызги, гибельные для других деревьев. Родина этих красавиц с широкопирамидальной кроной — Средиземноморье.

В древности люди считали сосну любимым деревом весёлого божества Пана, потому что его возлюбленную нимфу бог ветра из ревности превратил в сосну? У каких-то народов это красивое дерево служило символом жизни, у каких-то — плодородия и бессмертия.

Это не случайно, так как выделяемые соснами летучие вещества губительно действуют на многих возбудителей болезней, к примеру, задерживают рост и размножение туберкулёзной палочки.

Чуть дальше, у павильона, кроме сосен растут кипарисы пирамидальные. Кипарис теневынослив, хорошо переносит продолжительную засуху и кратковременные понижения температуры до — 20°С. Дерево малотребовательно к почве, мирится с каменистыми и известковыми, сухими и слабо засолёнными почвами. Долговечен. Согласно одной из легенд, жил когда-то недалеко от Алушты рыбак с женой и тремя дочерьми — Тополиной, Гранатой и Кипарисой, которые постоянно упрекали родителей в своей невзрачной внешности. Не вытерпели родители, да и воззвали к небесам. Разгневались боги и превратили злых девушек в красивые деревья. Так и появилось дерево кипарис.

С южной стороны первого корпуса санатория «Форос», который расположен на территории парка, растут замечательные экземпляры пихты испанской. Пихта испанская — дерево «представительное»: высотой до двадцати пяти метров. Ствол до метра в обхвате. Представляете?

У главного входа в первый корпус (с северной стороны) стоит красавец — гималайский кедр. Но в парке есть и атласский, и ливанский кедры. В своё время из ливанского кедра царь Соломон построил свой флот, в его же бытность был возведён из того же ливанского кедра знаменитый храм в Иерусалиме, храм Дианы в Эфесе. Из цельных стволов гималайского кедра вытесаны колонны мечети Шах Хамаден в Индии, стоят уже более пятисот лет. Древесина кедра, из которой был сооружён храм Аполлона в Греции, спустя 2000 лет оказалась абсолютно здоровой.

В средней части парка особый восторг туристов вызывает чудное местечко, называемое «Райским уголком». Правда, зимой при скудной зелени меркнет его красота. Зато зелень не отвлекает от любования живописными каскадами из шести небольших водоёмов, соединённых между собой протоками, маленькими водопадами и мостиками. Можно передохнуть около речных кедров, секвойи гигантской. Здесь же растёт и биота восточная. В народе она известна как туя. Туя восточная в природе встречается на северо-востоке Китая и в Японии. На родине дерево может вырасти до двадцати метров в высоту.

А вон старый знакомый — тис ягодный. Когда-то он часто встречался в Крыму. Но на протяжении многих веков безжалостен был к нему человек, потому дерево теперь фигурирует в списке редких исчезающих растений. Тис очень медленно растёт. К трёхлетнему возрасту деревце едва с карандаш. Размеры даже вековых растений весьма скромные. Называли тис по-разному: негной-дерево, кизлярское дерево, но самое «главное» название — красное дерево (отсюда и краснодеревщики). Древесину эту человек начал использовать ещё в каменном веке. Так, в Швейцарии в одном из озёр были найдены кремневые топоры с тисовыми рукоятками. Действительно, негной-дерево! Египтяне и греки называли тис «деревом смерти» и носили его ветки в руках в знак траура. Вообще-то тис — ядовитое растение. В нём ядовито всё, кроме присемянников, которые заглатывают птицы, таким образом распространяя семена этого дерева. Ничего не скажешь — мудра природа.

В Форосском парке весной и летом можно насладиться пением птиц: соловья, дроздов, слушать крики удода, сбросив с души хотя бы на время заботы и тревоги. Сейчас тихо. Зато ничто не мешает сосредоточиться и подумать о чём-то приятном. Например, вспомнить жаркое лето с его пёстрыми красками, ярким солнцем и манящим морем. И на душе станет теплее.

Выше «Райского уголка» по склону к шоссе поднимается лесопарк. Пройдитесь обязательно в это сказочно красивое и действительно волшебное по своим целительным свойствам место. Этот уголок подарит частичку своей гармонии, спокойствия.

Типично крымские растения составляют в нижней и средней зонах парка сравнительно малую часть, в верхней, лесопарковой зоне, превалируют, перемежаясь с экзотами: шелковицей белой, кипарисами, кедрами, маслинами, калиной, буксусом. Название этого растения от греческого «buxe» — плотный. Буксус в народе известен под названием «самшит», используется в декоративном садоводстве, ценится за густую красивую крону, блестящую листву. Издревле считается классическим растением для топиарного искусства. Это искусство — так называемая «фигурная стрижка», после которой дерево может приобрести форму, например, шара или пирамиды, но можно создать даже какие-то фигуры. Это и сделал Альберт Навез, правда, много лет тому назад. И теперь в самом маленьком бельгийском городке Дюрбуи есть парк «Топиер», в котором радуют глаз более двух тысяч фигур. Кроме всяких зайчиков и крокодилов, там даже есть знаменитый бельгийский писающий мальчик из самшита.

Растёт самшит медленно, но живёт долго, до пятисот лет. Древесина самшита — самая твёрдая и плотная из всех встречающихся в Европе, поэтому она использовалась для «эксклюзивных» работ: изготовления музыкальных инструментов, деталей машин, от которых требовалась высокая износостойкость в сочетании с идеально гладкой поверхностью — измерительные приборы, детали оптических и хирургических инструментов. Распиленная поперёк волокон древесина самшита применялась в ксилографии (гравюре на дереве). Самшит — самое лучшее дерево для ксилографии, и это привело к почти полному его уничтожению во второй половине XIX века, когда иллюстрации в газетах во всём мире резались на самшитовых досках, иногда размером в газетный разворот.

Всем хорошо дерево, но надо помнить, что все части самшита и особенно листья ядовиты! Несмотря на это, уже в античные времена растение применялось как средство против кашля, желудочно-кишечных болезней, а также хронических лихорадок, например, малярии, как средство против малярии якобы сравнимо по действию с хинином. В наши дни препараты из самшита из-за своей токсичности используются редко, поскольку их весьма сложно точно дозировать. Передозировка может привести к рвоте, судорогам и даже к смерти. Сегодня парк насчитывает более двухсот видов и форм деревьев и кустарников. Обо всех сразу не рассказать, всего не увидеть. Да и зима наложила на парк свой отпечаток.

Ещё в древние времена в кельтских племенах жрецы-друиды помогали человеку пополнить свой запас биоэнергии за счёт деревьев. Не берусь оценивать сей факт с научной точки зрения, но после прогулки по парку восстановила свои жизненные силы, откуда-то появились энергия, желание «своротить горы дел» — и на душе стало спокойно и ясно.

Татьяна Максимова, «Крымская Правда»

Читайте и смотрите также: