16 января 2009 г.

Культура водопользования народов Крыма

Крым недостаточно обеспечен водными ресурсами, и поэтому у всех народов, населявших этот край, в разные исторические эпохи рациональное водопользование являлось важным элементом их общей культуры.

При выходе на поверхность наиболее крупных и значимых источников, с целью более рационального использования водных ресурсов, сооружались искусные архитектурные сооружения — каптажи, собирающие, транспортирующие и регулирующие подземный сток. Большинство таких каптажей являлось поистине величественными памятниками крымского гидротехнического зодчества. Для каждой этнической общности, проживающей на территории Крыма, характерны свои обычаи и традиции рационального водопользования и сооружения гидротехнических приспособлений для сбора и транспортировки питьевой воды.

Наиболее ранние дошедшие до нас свидетельства о существовании культуры водопользования на территории Крыма связаны с древнегреческим населением античных приморских городов-полисов, где существовали водопроводы, акведуки, подземные водосборные галереи и каптажи при выходе источников [1, 2, 3, 9, 13].

После VI в н.э. Таврику стали заселять греки — выходцы из Византии. Селясь в южнобережной полосе полуострова, они возводили здесь христианские монастыри, при каждом из которых существовал свой источник воды. И источник, и монастырь часто имели общее название и были посвящены какому-либо святому. Часто источники обожествлялись и наделялись целебными свойствами после чудесного исцеления их водой. На карте горного Крыма до сих пор встречаются греческие названия родников, говорящие об их прошлой принадлежности к монастырю и напоминающие о своей былой славе «святых» источников. Таковы гидронимы Ай-Алексий, Ай-Андрит, Ай-Анастасия, Ай-Йори, Ай-Лия, Ай-Констанди, Ай-Ян и многие другие [6].

Вода некоторых из этих источников забиралась в подземную галерею, а сама церковь строилась непосредственно над ней. Таким образом, получалось, что родник вытекал прямо из-под церковного алтаря. Каптажи же тех источников, которые находились на некотором удалении от монастыря, имели какую-нибудь христианскую символику: чаще всего каптаж был стилизован под небольшую греческую часовенку с двускатной крышей. Такие каптажи-часовенки ещё сохранились на ЮБК в с. Генеральском, в окрестностях с. Запрудное (источник Ай-Фими) и в ряде других. Из-за давности постройки большинство памятников греческой гидротехнической архитектуры до нашего времени не сохранилось.

У крымских греков целебной считалась только живая, бегущая вода, то есть вода из фонтанов и родников. Колодезная же, стоячая вода считалась мертвой, потому пригодной лишь на хозяйственные нужды.

Не менее трепетным, чем у греков, отношение к родниковой воде было и у татарского населения Крыма. Известный краевед Е. Л. Марков в конце XIX века писал: «Татары ищут ключей, как золота, и дорожат ими, как золотом... С необыкновенным искусством и терпением они сберегают воду и отводят её на свои плантации и сады... Татарин — маэстро орошения и проведения вод. Поэтому же он сам так высоко ценит благодеяние оводнения» [8].

Гидролог  Н. В. Рухлов считал, что «самым живым и доказательным памятником высоты развития оросительного дела в старину служит само татарское население края, его опытность и любовь к этому делу, искусство его... если не в постройке сложнейших гидротехнических сооружений, то в обхождении с водою. Это искусство скоро и легко не приобретается, а потому и составляет важное наследие, доставшееся современному Крыму» [12].

В целях увеличения дебита родника, сохранения от заиления и загрязнения его подземный водоток нередко заключался в каменную галерею-туннель, которая не только собирала инфильтрационную воду, но и являлась мощным конденсатором атмосферной влаги в сухое время года. Само же место выхода воды на поверхность обрамлялось в искусный каптаж, вид которого мог принимать совершенно разную форму. Если фонтан (так русскоязычное население Крыма называло каптированные источники) строился на средства деревни, то для этого дела призывался определенный мастер — чешмеджи, а для последующего ухода и присмотра за фонтаном и окружающей его водосборной территорией назначался специальный человек — мутавели. Но чаще всего каптаж источника сооружался силами какого-либо одного человека. Это объяснялось тем, что устроение придорожного фонтана на благо путника у татар являлось высшей земной добродетелью и поощрялось Аллахом. Говорили, что строительство фонтана — это дело, «за которое Пророк охотно открывает правоверному двери рая». В связи с таким религиозным значением фонтанов на большинстве из них вырезалась строительная надпись — тарих, где приводилось какое-либо изречение из Корана, год постройки, а так же имя строителя, чтобы проходящий люд, утолив жажду, мог помолиться за его здоровье.

У караимов особым почтением пользуется источник Юсуф-Чокрак, расположенный у подножья горы Бешик-Тау. В недрах этой горы по преданию скрыта волшебная колыбель, в которой должен родиться будущий Спаситель Мира. В 15-ти метрах выше современного выхода источника находится вход в подземную галерею, служащую для сбора и транспортировки подземных вод г. Бешик-Тау. Галерея подземного хода отличается интересным архитектурным исполнением и представляет собой 28-метровый туннель, уходящий вглубь горы, с высотой свода 1.7 м и шириной около 60 см. Стены, свод и пол галереи выложены тесаными плитами, причем свод сделан в виде стрельчатой двускатной арки, а по середине плит пола вырублен желобок, по которому течет родниковая вода. Галерея выполняет не только транспортировку воды, но и водосборную функцию. На это указывает наличие 9 боковых каналов, перехватывающих изолированные водные потоки, что поступают в основной ход туннеля. Собранная в тупиковой части вода, выходит на дневную поверхность по привходовому отрезку туннеля, где посередине сплошной вымостки из плотно подогнанных плит, вырублен прямоугольный лоток, по которому и бежит вода. На своём протяжении лоток имеет два корытообразных прямоугольных расширения, предназначенных для оседания находящихся в воде глинистых частиц [5].

После присоединения полуострова к Российской империи в 1783 году в крымской культуре водопользования наступил новый этап, окончательно сформировавшийся к середине ХIХ века. После выселения из Крыма значительной части греческого и татарского населения, воспитанное вековыми традициями повсеместное трепетное отношение к источникам воды стало постепенно угасать. У переселенцев из равнинных территорий России, лишенных самого понятия о горном источнике, исторически сложился свой собственный тип отношения к «малой воде», который они и принесли в Крым: по всему Крыму строились водопроводы и рылись артезианские колодцы, а о воде горных источников начали забывать, неутомимые труженики-родники стали теперь не нужны.

Но многие новые обитатели крымской земли вскоре стали посещать некоторые из горных источников, слава о целебной воде которых ходила среди местных жителей — оставшихся греков и татар. В 50-х годах XIX века несколько таких почитаемых крымским народом источников были признаны святыми и возле них возникли православные христианские монастыри — Козмодамиановский, Кизилташский и Топловский монастырь.

Одним из самых почитаемых в Крыму был монастырь Св. Козьмы и Дамиана, расположенный в верховьях р. Альмы. Монастырь был построен в 1857 году при источнике Козьмы и Дамиана, вода которого почиталась у местного населения исцеляющей от всех болезней.

«В углублении оврага блестят два небольших, чистых, как хрусталь, источника, — вспоминает о своем пребывании в монастыре В. Х. Кондараки, — вливающихся в устроенный бассейн, укрытый досками сверху и по сторонам — это и есть источники Св. Козьмы и Даминиана, из которых пилигримы черпают и с благоговением пьют воду, а в бассейне купаются немощные и больные. Больные после ванны считают непременным долгом привесить к стенам бассейна, по обычаю татар, клочки от одежды своей, в том убеждении, что вместе с ними останутся здесь и угнетающие их недуги. Все это время происходит богослужение, приличное кануну празднования церкви в память этих угодников Божьих» [7].

В настоящее время целебная сила воды Козмодамиановского источника не забыта — на её основе в Алуште выпускается лечебная минеральная вода «Савлух-су». Вода имеет гидрокарбонатный состав с катионами Ca (40-85 мг/дм3), Mg (< 25 мг/дм3), (Na+К) (< 25 мг/дм3) и минерализацией 0,2-0,4 г/дм3. В состав воды источника Савлух-Су входят и ионы серебра (0,00015-0,00035 мг/дм3), которые дезинфицируют воду, с чем и связаны её лечебные свойства.

Другой монастырь, возникший на основе целительного источника, расположен в красивейшем горном урочище Кизилташ, недалеко от Судака. В урочище находятся две пещеры, в одной из которых, под названием «Целебный источник» и бьет чудотворный родник. Народная молва почти ежегодно приводила свидетельства об исцелении водой из чудодейственного источника, которая наиболее часто вылечивала болезни глаз, глухоту, боль в конечностях и нервные недуги [10].

В наше время установлено, что вода Кизилташского источника действительно обладает лечебными свойствами: она имеет гидрокарбонатный натриевый состав с минерализацией 0.86 мг/л и содержанием сероводорода 4-5 мг/л. К сожалению, малый дебит (0,07 л/сек.) источника препятствует его практическому использованию [4].

Не меньшее количество чудесных исцелений связано и с водой другого источника — Св. Параскевы, расположенного у с. Тополевка. Он издревле почитался местным христианско-мусульманским населением как целебный. Ежегодно 26 июля, в день Св. Параскевы, направлялись сюда повозки с больными греками, русскими, татарами, болгарами и армянами, которые погружаясь в купальню источника, верили, что избавляются здесь от всех своих болезней. Весь день 26 июля у источника шла божественная литургия, после которой при монастыре проходили национальные игры и забавы болгар, проживающих в окрестных деревнях [11].

После установления в Крыму советской власти монастыри были ликвидированы, а какое-либо поклонение чудодейственным источникам запрещено. За годы советской власти крымская земля потеряла не одну сотню родников: каптажи с христианской и мусульманской символикой разрушались, вековые традиции религиозного почитания горных источников яростно уничтожались, названия родников и связанные с ними предания стирались из людской памяти. Крымская культура водопользования начала постепенно приходить в упадок.

В связи с этим, необходимо проводить работу по изучению крымской культуры водопользования, основными задачами которой являются: гидролого-микроклиматическое и археолого-эпиграфическое изучение гидросооружений, изучение и обоснование историко-культурного, рекреационного и водоохранного значения древних гидросооружений Крыма, разработка классификации гидросооружений, сбор информации о культуре водопользования, составление информационно-цифрового кадастра объектов водопользования Крыма.

Список литературы
  1. Альбов С. В. Древнейший каптаж минеральной углекислой воды в СССР // Известия Крымского отдела географического общества СССР, отдельный выпуск. Симферополь, 1958.
  2. Вахрушев Б. А., Вахрушев  И. Б. Роль карстовых конденсационных вод в водном хозяйстве античных и средневековых поселений Керченского полуострова // Культура народов Причерноморья, 1999, № 10. — С. 7-10.
  3. Вахрушев Б. А. Использование подземных конденсационных вод Крыма в античное и средневековое время и современность // Движение к ноосфере: теоретические и региональные проблемы. Сборник научных статей к 130-летию В. И. Вернадского. — Симферополь: СГУ, 1993. — С. 89-92.
  4. Гидрогеология СССР. Том 8. Крым. — М: Недра, 1970. — С. 93.
  5. Душевский В. П., Андреев  М. И., Скорняков  И. С., Коваленко  И. М. Гидротехнический памятник Крымского предгорья. // Природа. — Симферополь, 1998, № 3 — 4. С. 17-20.
  6. Коваленко И. М. «Священные» источники Крыма // Природа. — Симферополь, 2000, № 3-4.
  7. Кондараки В. Х. Универсальное описание Крыма. — Николаев, 1873.
  8. Марков Е. Л. Очерки Крыма. — Симферополь: Таврия, 1995.
  9. Моисеев Л. А. Следы ирригации, мелиорации и водоснабжения древнего Херсонеса на Гераклейском полуострове. // Записки Крымского общества естествоисытателей и любителей природы, 1926, т. IX.
  10. Описание киновии св. исповедника Стефана Сурожского или Кизилташ в Крыму — Симферополь, 1886.
  11. Описание Топловского женского общежитейного монастыря св. преподобомученицы Параскевы в Крыму. — Москва, 1885.
  12. Рухлов Н. В. Обзор речных долин горной части Крыма. — Петроград, 1915.
  13. Сумароков П. И. Досуги крымского судьи или второе путешествие в Тавриду Павла Сумарокова. — С-Пб, 1805, ч. 2.

Ученые записки ТНУ. — Симферополь, 2001. — Серия «география». Том 14, № 1.