25 августа 2008 г.

Евпаторийский гробовщик делает кареты

Экипажных дел мастер — так в былые времена называли специалистов, занимавшихся изготовлением карет, и именно так может называть себя житель Евпатории Александр Багриновский. Мастер уже сделал шесть карет, почти готовы еще две.

Карета Александра Багриновского, Евпатория

На набережной Евпатории с фотоаппаратом наперевес Багриновский оказался тогда, когда понадобились деньги. "Это было начало 70-х, тогда в Евпатории нас было около 150 фотографов, и все хотели заработать. И я понял, нужно срочно что-то придумать", — вспоминает Александр Петрович. И он придумал. В 1975 году первым появился на набережной с костюмом гусара. Такого в Евпатории еще не было. До конца лета возле Багриновского выстраивались очереди из желающих сняться на фоне моря в образе гусара. Однако конкуренты не спали, и очень скоро костюмом гусара было сложно кого-то удивить. На следующее лето мастер расширил свою костюмерную — так у него появились костюмы черного полковника, мушкетера, пирата, византийские одежды. "Изначально моя ошибка была в том, что все костюмы были мужские, для женщин не было ничего, и тогда к следующему сезону я попросил знакомую сшить мне пышные платья и шляпки. Я попал в яблочко. Женщины после съемки плакали, они не хотели раздеваться, так им нравилось чувствовать себя королевами", — вспоминает те дни мастер.

Однажды он проснулся среди ночи, перед глазами еще были картины сна — карета, а из ее окна выглядывает девушка в шляпке. Он тут же побежал на кухню и набросал эскиз только что увиденного экипажа. На шум вышла сонная супруга и поинтересовалась, чем это в такое время он занимается. Александр Петрович ответил: "Мне только что приснилась красная "девятка", и, я уверен, она у нас скоро будет".

Через неделю была готова фанерная карета с приставными колесами, бархатными шторками — точная копия той, что приснилась. И снова возле Багриновского — очереди желающих сфотографироваться. Сезон закончился на "ура". "А 5 сентября я приехал домой, как и обещал жене, на красной "девятке", — рассказывает мастер.

Увиденная во сне карета не давала Александру Петровичу покоя. Измученный идеями и мыслями, он решил сделать настоящую. "Никто не верил, что у меня получится и что она будет ездить", — говорит мастер. Александр Петрович сделал металлические формы дверей, крыши, стен, а потом залил их сваренной по собственному рецепту пластмассой (секрет этого рецепта он никому не выдает), сверху карету обтянул белой тканью, шины на колеса соорудил из ремня с комбайна. Карета превзошла все ожидания, правда, получилась уж очень тяжелой — ее вес был больше тонны. "Во время первой обкатки одна женщина так засмотрелась, что не заметила бордюра и просто рухнула", — вспоминает мастер. На следующее лето на евпаторийской набережной появилась белоснежная карета, запряженная белой лошадью, а на ее облучке сидел цыган в красной рубашке.

И снова ночь, и снова сон, после которого мастер что-то чертит на кухне. Наутро он смастерил из дощечек... шестигранный гроб, а через неделю в его гараже появились уже несколько настоящих. "Люди смеялись надо мной. Говорили, Петрович совсем поехал, гробы начал делать", — вспоминает мастер. Спустя несколько месяцев Александр Петрович наладил их производство.

"Ящики ящиками, но мне хотелось творчества", — признается мастер. Свои кареты он решил усовершенствовать, сделать легче и удобнее. "Я постарался учесть и устранить ошибки, допущенные при изготовлении первых моделей. Почти в половину облегчил карету, металлической осталась только ходовая часть, сам корпус я сделал из пластмассы", — приоткрывает секрет мастер. Преобразился и внешний вид — внутри и снаружи появилась подсветка, диванчики в салоне приобрели изысканные формы, окна стали опускаться, на стенах появились картины, а на дверцах — герб Евпатории.

"Мои кареты используются в разных целях. Знаю, одну из них сдают в прокат. Сегодня это очень модно и дорого. Например, прокат "хаммера" обходится в $300 за час, а кареты — от $800 до $1200 за это же время. Другая карета стоит возле ресторана и привлекает внимание клиентов. Кстати, моя первая карета сегодня перепродается в Киеве за 400 тыс. грн, в 8 раз дороже, чем я ее продал. Правда, ее нашпиговали — в салоне установили бар, кожаный диван, неоновую подсветку, зеркальный потолок с эффектом звездного неба, кондиционер, стереосистему. При этом ее выдают за сделанную в этом году", — рассказывает мастер.

Одну из карет, которую сегодня делает Александр Петрович, он собирается подарить Евпатории на День города.

Пока гробы и кареты приносят мастеру стабильный доход. Но кто знает, что еще ему может присниться...

Мария Кирпиченко, «События»