1 апреля 2007 г.

Пещера Эмине-Баир-Хосар

У каждой пещеры, как и у человека, своя судьба. У "Мраморной", например, - как у звезды в голливудском фильме: вышла на дорогу, наехал случайно миллионер, пока вез в больницу - влюбился, потом женился и в результате все счастливы. Пещере "Эмине-Баир-Хосар" (соседке "Мраморной") где-то в жизни везло, где-то нет. У нее был тяжелый и трудный путь.

Пещеру Эмине-Баир-Хосар (всего 150 метров) открыли в 1908 году. В 1927 году там побывала экспедиция и исследовала все те же полторы сотни. Прошло и 30 лет, и 40... Ничего нового не происходило, а в описаниях она значилась как колодец номер четыре. Такова ее предыстория - скромная и ничем не примечательная.

В 1969-1970 годах группа совсем молодых спелеологов-энтузиастов, в числе которых был и нынешний руководитель центра спелеотуризма "Оникс" Александр Козлов, нашли в пещере проход и раскопали его. Потом прошли один "шкуродер" (это дыра), второй, третий... И каждый раз - с долей риска, потому что впереди неизвестность, темнота, и никто не знает, что его ожидает через минуту-другую. Благодаря первопроходцам в 1974 году были открыты нижние галереи, которые оказались в десятки раз больше тех классических 150 метров. Потом открылись и верхние, на "карнизах" которых - шедевры природы, созданные за миллионы лет в результате взаимодействия воды и камня: Озерный зал, зал Идолов...

С этого момента начинается второй этап истории Эмине-Баир-Хосар. А равно и большая, кропотливая, совсем нерадостная работа по охране подземных сокровищ от "предприимчивых" людей. В течение 20 лет спелеологам на добровольных началах приходилось подниматься на нижнее плато Чатырдага, разбивать палатку и защищать пещеру, как маленького ребенка, от грабителей. Для будущих поколений, для нас с вами. В те годы никто и мысли не допускал, что ее когда-нибудь смогут оборудовать, что это время наступит так быстро.

Охранный этап показал, что лучший способ сохранности памятников природы - это оборудование пещеры. Пока она "дикая" и нуждается в защите, оберегать ее - очень опасное занятие, поскольку "запретный плод сладок". Поэтому, если во время экскурсии на стене пещеры вы найдете начертанные слова: "СКС - дураки", то это как раз следы тех "фронтовых" будней. СКС - Симферопольский клуб спелеологов, который с 1974 года возглавляет известный спелеолог А. Козлов.

Когда Александр Фотиевич сказал единомышленникам, что пора браться за оборудование пещеры, те взмолились: "Это нереально!". Ответ был коротким: "Сделаем!". И так происходит на протяжении уже многих лет.

Кечкемет


В 2005 году на первомайских праздниках пещеру Эмине-Баир-Хосар посетили высокие гости - Президент Украины Виктор Ющенко и французский актер с мировым именем Жерар Депардье. Они торжественно открыли еще один зал - Кечкемет и, как водится в таких случаях, перерезали красную ленточку. Очевидцы свидетельствуют, что задушевная мелодия известной песни "Рiдна мати моя" в виртуозном исполнении известного крымского саксофониста, лауреата многих престижных международных конкурсов Александра Новосельского до слез тронула президента. А когда он входил в новый зал, - перекрестился. Действительно, Кечкемет, словно духовный храм, вызывает самые высокие и благородные чувства. А звучание музыки усиливает впечатление.

Для журналистов презентацию нового зала провели позже. Он имеет четко выраженный центр, натечная скульптура которого напоминает фигуру спелеолога. Ее так и назвали: Белый спелеолог. Самые волшебные и фантастические картины открываются взору. Здесь очень легко теряется чувство реальности: ты попадаешь в сказочный мир и забываешь обо всем на свете. Однако странным кажется название этого зала. Почему Кечкемет? Александр Козлов, отвечая на этот вопрос, вновь вернул нас в далекий 1974 год, когда один из юных спелеологов, кидая камешки, случайно попал в какую-то дыру. Камешек летел, летел и булькнул в воду. С него-то и началось открытие Баира. Работали по двое-трое суток без сна (раньше не было подземных базовых лагерей). Пять метров проходили за 20-30 минут. Когда с огромным трудом зашли в один из залов и уперлись в стену (вроде как достигли тупика и натеки закончились), решили передохнуть. Тут же нашли натек в виде стола, а рядом - "табуретки". Присели, отдышались, и кто-то из ребят сказал: "Сидим, как в "Кечкемете". Имелся в виду одноименный ресторан, который был в те годы очень популярным в Симферополе и назывался в честь венгерского города-побратима. У одного из спелеологов жена в то время работала там официанткой, и вся дружная компания каждое воскресенье туда наведывалась. А еще ребята ходили в "Кечкемет" "на Новосельского". "Саша играл на саксофоне, - вспоминает А. Козлов, - а мы очень любили джаз, вообще хорошую музыку. Так что Кечкемет - это не только город-побратим, как оказалось, но и уютное место для посиделок".

Теперь пещера Эмине-Баир-Хосар - одна из красивейших не только в Крыму, но и в Украине. И визит, президента сюда не случаен. Она не только не имеет себе равных, но и во многом превзошла пещеры с мировым именем, в том числе и Афонскую: и по своим параметрам, и по продолжительности маршрута, и по количеству залов, и по натечным формам. Одновременно ее могут посещать 10 групп. Пещера - лишь какая-то часть общей системы "подземелья". Будущим спелеологам есть над чем работать. Об этой преемственности в деле А. Козлов думает уже сегодня, собираясь создавать научный стационар. Во всем мире существуют научно-исследовательские институты на базе таких пещер. В США, например, с бюджетом в 20 млрд долларов.

Первый заместитель министра курортов и туризма АРК Марина Слесарева назвала работу крымских спелеологов подвигом, благодаря которому у нас и появляются такие уникальные туробъекты, привлекающие посетителей из самых разных уголков мира. Она сообщила, что пещеры "Мраморная" и Эмине-Баир-Хосар по рейтингу посещаемости занимают первые места в Крыму на протяжении последних лет.

Лидия Лебедева, "Крымские известия"

Ссылки по теме: