14 августа 2011 г.

Лев Голицын — «дикий барин» из Нового Света

Князь Лев Голицын
У крымчан есть повод выпить бокал шампанского: 166 лет назад, 12 августа 1845 года, родился Лев Сергеевич Голицын — основоположник русского виноделия в Крыму, основатель завода «Новый Свет».

Лев Голицын (на фото) был представителем одного из древнейших дворянских родов России. Не случайно однажды на вопрос Николая II, ощущает ли он себя свободным человеком, Голицын ответил:
О да, государь. Возможно, потому, что триста лет назад не мои, а ваши предки приняли русскую корону!
Зная непростой характер Голицына и помня о том, что его род куда древнее романовского, царь простил своему подданному эту дерзость.
Неизменной частью экстравагантного облика Голицына была папаха. Рассказывали, что в молодости, воюя на Кавказе, Голицын уговорил добровольно сдаться одного свирепого горца. Горца по настоянию князя помиловали, в благодарность он подарил Голицыну свою папаху, сказав, что та принесет ему счастье. И князь всегда носил этот головной убор
Лев Голицын и Николай II в Новом Свете (Крым)
Лев Голицын и Николай II в Новом Свете
Родители дали Льву Голицыну прекрасное домашнее воспитание, он в совершенстве владел французским и польским языками, неплохо знал немецкий. Затем учился в Сорбонне, в Московском университете на факультете государственного и римского права. Перед молодым князем открывалась перспектива блестящей дипломатической и научной карьеры. Но все изменилось в тот день, когда Лев Голицын познакомился с Надеждой Засецкой. Это была любовь с первого взгляда, и ради этого чувства князь простился с карьерой, а его избранница бросила мужа и детей. Влюбленные жили за границей, время от времени приезжая в Крым: отец Надежды, керченский градоначальник князь Захарий Херхулидзе, владел имением Новый Свет и оставил его в наследство своим детям. Половина имения отошла Надежде Захаровне, а вторая — ее брату Николаю Захаровичу. Этот уголок крымской земли так очаровал Голицына, что он выкупил у Николая Херхулидзе принадлежавшую ему часть. И если гражданский брак с Надеждой Засецкой-Херхулидзе оказался недолгим — они расстались через пять лет, то любовь к Новому Свету Голицын пронес через всю жизнь.

Усадьба Голицына в Новом Свете (Крым)

Голицын был не первым, кто взялся за изготовление шампанского в Крыму. Еще в 1820-х годах в Судакском училище виноделия делали так называемые пенистые и шипучие вина (причем пытались выпускать их под видом французского шампанского). Игристые вина делали и в имениях графа Воронцова. Покупались европейские сорта винограда, оборудование, но не было серьезных исследований. Голицын же сразу подошел к делу основательно. На протяжении десяти лет он непрерывно экспериментировал, на площади свыше 20 гектаров заложил питомник, где культивировал до 500 сортов винограда, вел селекционную работу. В результате для будущего шампанского были выбраны всего лишь пять сортов: Пино Фран, Мурведр, Шардоне, Алиготе и Рислинг. При этом Голицын, в отличие от своих предшественников, понял главное: в виноделии нет места простому копированию. Любой сорт винограда, попадая в иной климат и на иную почву, сам становится иным. Поэтому получить из него такое же вино, как то, что делается на его родине, невозможно, слишком сильно копия будет отличаться от оригинала. «Что такое виноделие? Это наука местности, — писал Голицын в докладе Удельному ведомству. — Перенос культуры Крыма на Кавказ — абсурд, а перенос культуры какой-нибудь заграничной местности во все виноградники России — это петушьи ножки всмятку». Голицын отказался от абсурдного слепого подражания и пошел собственным путем, который привел его к победе.

Винные погреба Голицына в Новом Свете (Крым)
Голицын был уверен, что успешное развитие виноделия невозможно без хороших подвалов. В 1890-м по его проекту в горе Коба-Кая были оборудованы подвалы для хранения вин. При их создании учитывалось, что различным винам требуется при выдержке различная температура, поэтому тоннели закладывались на разных уровнях и в разных направлениях. Общая их протяженность составила более 3 километров

Знаменитый французский винодел Робинэ в своей книге «Руководство к производству шампанских вин» самоуверенно писал:
Ни одна страна, несмотря на все усилия, не способна приготовить игристые вина с теми же качествами, какие эти вина имеют в Шампани.
Голицын, безусловно, читал сочинение Робинэ. Но пасовать перед громкими именами и благоговеть перед всем иностранным было не в его привычках. Этот человек всегда отличался независимостью взглядов и бесстрашием в отстаивании собственного мнения. «Лев Голицын никого не боялся. Он ходил всегда, зиму и лето, в мужицком бобриковом широченном армяке, и его огромная фигура обращала внимание на улицах. Извозчики звали его „диким барином“. Татары в его кавказском имении прозвали его „Аслан Дели“ — сумасшедший Лев. Он бросал деньги направо и налево, никому ни в чем не отказывал, особенно учащейся молодежи», — писал о Голицыне Владимир Гиляровский.

Лев Голицын в Крыму

Но вернемся к французам. В 1900 году Лев Голицын представил свое новосветское шампанское «Парадиз» на Всемирной выставке в Париже — и получил Гран-при, главную награду! К немалому удивлению хозяев выставки, шампанское, сделанное в далеком и никому не известном Крыму, оказалось лучше французского. Сразу же по окончании конкурса участников, согласно традиции, угощали винами, получившими высшие награды. Председатель комитета, граф Шандон, еще не зная окончательных итогов и находясь в уверенности что, как и всегда, победило французское вино, поднял бокал за своих виноделов, за тех, кто сделал «это чудесное, непревзойденное шампанское». И тут же на другом конце стола Голицын пророкотал в ответ:
Я весьма благодарен вам, граф, за рекламу, сделанную во Франции моему шампанскому, которое вы сейчас пьете.
В бокале у Шандона был новосветский «Парадиз».

Кстати


Голицын был человеком отнюдь не бедным, но у него не было коммерческой жилки, коммерция никогда не интересовала его. «Я хочу, чтобы рабочий, мастеровой, мелкий служащий пили хорошее вино!» — говорил он и продавал свои вина в Москве в магазинчике на Тверской по 25 копеек за бутылку. При такой непрактичности Голицын к концу жизни разорился и в 1912 году был вынужден передать свое имение в дар Николаю II с просьбой создать здесь «истинную академию русского виноделия». А в 1915-м 70-летний князь скончался от пневмонии. Похоронили Голицына неподалеку от дома в фамильном склепе. Но в 1920 г. склеп разорили и разграбили, останки князя выкинули в ближайшую балку, где они и были подобраны и перезахоронены хорошо помнившими и очень любившими Голицына татарами.

«События»

Читайте также: