5 ноября 2011 г.

Лев Львов — искатель мумиё в Крыму

Житель одного из ближайших пригородов Симферополя, обычный мелкий фермер, является не только обладателем экстравагантного сочетания имени и фамилии, но и приверженцем далеко не самого обычного хобби — он ищет новые пещеры и добывает в крымских горах мумиё («горная смола»). А еще этот человек уверен в том, что сможет со временем занять особое место в ряду личностей, «оставивших след на карте Крыма», и на собственном опыте познает простые, но действенные секреты здоровья и долголетия.

Лев Львов

Лев Львов. Звучит, как некий титул. Но на самом деле это обычные имя и фамилия не вполне обычного человека, который вот уже несколько лет, по его собственному выражению, живет под облаками — занимается любительскими спелеоизысканиями в крымских горах, главным образом в районе Чатырдага.
Основная цель — найти новую, неизвестную пещеру, которую, согласно законам, первооткрыватель может назвать своим именем, — рассказывает спелеолог-любитель. — Пещера Льва Львов — звучит интригующе, правда? Но это, так сказать, программа-максимум, а более прозаическое обоснование многокилометровых, многодневных походов — поиск мумиё, ведь на этом уникальном продукте можно нормально в сезон заработать.
Мумие
Мумиё — природная смесь органического и неорганического хорошо растворимого в воде вещества, которое собирается в трещинах скал, пустотах, нишах в виде плёнок, корок, наростов, смолоподобных масс черного или темно-коричневого цвета с примесью песка

Вспоминая о том, как появилось его неординарное увлечение, Лев Сергеевич приводит историю открытия знаменитой Мраморной пещеры.
Я первые 25 лет жизни только сельским хозяйством занимался и лишь издалека смотрел на наши горы, а бывал там всего пару раз, можно сказать, случайно, — продолжает он. — Но однажды узнал о том, что природный памятник всемирного значения — Мраморную пещеру — нашли обычные энтузиасты, и почти случайно, взорвав мини-зарядом какую-то дырку в скале. И что подобных объектов в массиве Чатырдага, который по своим свойствам похож на каменную губку, может быть еще великое множество. И искренне заинтересовался. А через несколько месяцев, пообщавшись со специалистами-карстологами, спелеологами, купив необходимый инвентарь, начал поиски.
Впрочем, фортуна оказалась капризной, и вскоре Лев на своем опыте познал все тяготы любительских поисков и крайне суровый характер совершенно неопасных с виду крымских гор. «Первый год окончился полным провалом, и вместе с этим пришло понимание, что мне как искателю катастрофически не хватает знаний, — говорит спелеолог-любитель. — Пришлось заняться самообразованием, научиться разбираться в деталях местной геологии: где и как сформировались карсты, откуда лучше в них пробраться. Кроме того, я начал собирать группу сподвижников, ведь в компании и плодотворнее, и веселее». И хотя эта группа предприняла лишь одну неудачную экспедицию в крымское поднебесье (после нее союз энтузиастов распался из-за неких личных разногласий), она дала новое направление всем дальнейшим поискам: Льву Сергеевичу удалось найти на стенах небольшого безымянного грота резко пахнущую субстанцию, которую по возвращении в Симферополь опознали как природный лекарственный препарат мумие. С тех пор честолюбивая мечта обессмертить свое имя и фамилию отошла на второй план.
Возможность заработать хорошо стимулирует в любой ситуации, — замечает искатель. — Поэтому поиск именно пещер я сейчас пока прекратил и стал обращать внимание на все встречающиеся полости подряд, ведь в некоторых из них накапливается та самая драгоценная коричневая масса. Впрочем, накапливается — не совсем верное слово, так как вещества порой буквально крупицы.
Свои необычные экспедиции крымский спелеолог-любитель проводит преимущественно летом, а зимой и в межсезонье по-прежнему занимается традиционным сельским хозяйством: овощи, утки, малина, немного цветов в огороде.
На мумие, конечно, можно денег нажить, но только раз в году, — поясняет Лев Сергеевич. — И покупатели постоянные есть, россияне, приезжают в октябре, когда я обычно заканчиваю сбор. Если за лето половину спичечного коробка соберу, можно считать, что тысячу долларов заработал.
Но и для собственного пользования это редкое лекарство, свойства которого до конца не исследованы наукой до сих пор, мужчина тоже добывает (узнал, говорит, множество рецептов применения при простуде, ревматизме, желудочных болях). Причем только в определенном месте и в определенное время года.
В начале осени для себя собираю, — признается он. — Есть одна пещерка, там вещества совсем мало, но заметил, что его особенно хорошо мой организм воспринимает.
При этом Лев Сергеевич мечтает, чтобы и его земляки заинтересовались свойствами целительного крымского мумие — готов собственным примером доказывать пользу, ведь пять лет уже без единой болячки! Ну, и остаться на карте Крыма, конечно.

Кстати


Действительно, многие знаменитые сегодня пещеры в Крыму были открыты совершенно случайно. Но это, впрочем, не значит, что их поиски не были целенаправленными. Например, живая легенда крымской спелеологии Константин Аверкиев уверяет, что именно так в конце 50-х годов прошлого века обнаружил подземную полость, которую с тех пор называют шахтой Аверкиева (глубина прохождения 146 метров, один из сложнейших подземных маршрутов). «Бродил по горам, искал, присматривался, куда бы можно было не без интереса залезть, — рассказывает К. Аверкиев. — Но утомился, решил прилечь отдохнуть и уснул в какой-то ямке, под деревом. А когда проснулся, обнаружил буквально под боком у себя прелюбопытнейшее отверстие! Естественно, залез, обследовал и оставил внизу банку из-под сгущенки с запиской, удостоверяющей мое право первопроходца».

Дмитрий Смирнов, «События»

Читайте также: